Суббота, 03.12.2016
Весь Неаполь, Италия и не только

Главная » Весь Неаполь » Музыка и искусство Неаполя и Италии«

12:15

Поделиться ссылкой в соцсетях

Королева Джованна или Ночь Душителей. Прогулка Двенадцатая. Часть 2

03.10.2012, 12:15



Автор:  Ech
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Трижды, как повествует история, монахи приходили к дверям королевы, стучались и просили указания унести тело из сада, но не получили никакого ответа. Ответ не был получен и днем, когда она отбыла из Аверсы в закрытой карете и вернулась в Неаполь в сопровождении вооруженного конного эскорта. Так и не дождавшись инструкций, монахи оставили тело в саду аббатства, и оно лежало там два дня, пока Карл Дюраццо не приехал забрать его. 
 
Он показал всему Неаполю мертвого князя, чье убийство сам так тонко подготовил. Потом Карл собрал в соборе венгров и в присутствии большого скопления людей торжественно поклялся над телом, что убийц ждет отмщение. 
 
Он уже превратил Джованну в марионетку с помощью ее любовника Бертрана д'Артуа и его сообщников, убрав тем самым с дороги тех, кто стоял между ним и троном. Теперь он собирался превратить в марионетки судей. чтобы убрать остальных. Но дни превращались в недели, недели - в месяцы, а королева не делала ни попыток найти убийц своего мужа, ни даже начать расследование. Бертран д'Артуа, правда, покинул Неаполь и укрылся в Санта Агата - замке своего отца. Но остальные - Кабане, Терлицци и Марконе - продолжали беззастенчиво крутиться возле королевы в Кастель Нуово. 
 
Карл написал Людовику Венгерскому и Папе, требуя правосудия, указывая на нежелание свершить его в самом королевстве и приглашая лично в этом удостовериться. В результате папа Климент VI 2-го июня следующего года выпустил буллу, обязывающую Бертрана де Бо, главного юстициария Неаполя, разыскать и наказать убийц. Другой буллой он отлучил их от церкви. Но, помимо официальных указов, де Бо получил от святого отца приватную записку, в которой были даны прямые указания ничего не предпринимать против королевы и принцев крови. Терлицци осознал опасность и решился на отчаянный поступок. С отрядом всадников он атаковал конвой, который вез Паче в тюрьму. Заключенного отбили, но не с целью спасения - Терлицци нужно было только молчание. Несчастному слуге вырвали язык, после чего его вернули конвою и предоставили судьбе. 
 
Если бы что-то подобное произошло и с Мелаццо, то у Карла были бы проблемы. Но ничего не случилось, и ужасное истязание Паче оказалось напрасным. Под пытками Мелаццо выдал Терлицци, а вместе с ним Кабане, Марконе и остальных. Затем расследование привело к обвинению Филиппы Катанезе и двух ее дочерей, вдов Терлицци и Марконе. Но о королеве Мелаццо не сказал ничего, поскольку тот не входил в число главных заговорщиков, и просто не знал о роли королевы.
 
Немедленно арестовали остальных, быстро приговорили к смерти и публично сожгли на площади Сант'Элегио, после того как они испытали все ужасные, неописуемые кошмары пыток четырнадцатого века. Пытки продолжались на всем пути к эшафоту - так старались выявить новых сообщников, хотя на это уже не было никакой надежды. Преступники корчились и теряли сознание под клещами палачей, но больше ничего не сообщили. Их молчание может вызывать изумление, но главный юстициарий, Хью де Бо, просто строго следил за выполнением предписания Папы. Если обвиняемый пытался сказать больше дозволенного, его язык тут же прикалывали рыболовным крючком.
 
Карлу не позволили участвовать в процессе, а полностью он был отстранен после того, как Джованна снова вышла замуж за своего кузена Людовика Тарантского. Партия катилась к патовому окончанию, и Карлу пришлось предпринять решительные меры. Он написал королю Венгрии, открыто обвиняя Джованну в убийстве и приводя убедительные обстоятельства обвинения. Людовик привел эти доказательства в гневном письме, которое он написал Джованне: «Джованна, твоя прошлая беспорядочная жизнь, твоя борьба за исключительную власть в королевстве, нежелание отомстить убийцам твоего мужа, твое второе замужество и твои отговорки однозначно доказывают твое соучастие в смерти твоего мужа».
 
Карл Дюраццо не мог даже желать большего. Но большее случилось. 
 
Людовик ВенгерскийЛюдовик приближался к Неаполю с армией, чтобы отвоевать власть, на которую он, в конце-то концов, имел легальное наследное право. Итальянские князья предоставляли ему беспрепятственный проход через их территории. Вот это Карлу уже совсем не нравилось. Нужно было что-то делать, иначе он получил бы мат ударом с неожиданного поля, и вся до этого момента мастерски разыгранная партия оказалась бы напрасной. Его это сильно беспокоило, и, торопясь найти противоядие, он грубо ошибся. 
 
Джованна тоже была обеспокоена быстрым приближением Людовика. Она обратилась к своим баронам за помощью, включив в число помощников и Карла, считая, что ему в конечном счете все равно придется перейти на ее сторону. Он пришел, выслушал ее, и, после раздумья, продал свои услуги за хорошую цену - титул герцога Калабрии, который делал его наследником королевского титула. Затем Карл собрал мощный отряд рыцарей и отправился в Аквиллу, над которой уже развевался венгерский флаг. 
 
Только здесь он понял, что сделал неудачный ход. Карлу сообщили, что королева в панике бежала в Прованс, ища защиты в Авиньоне
 
Карл попытался немедленно исправлять ошибку и спешно покинул Аквиллу. Он искал встречи с Людовиком, но опасался, что увидев его под вражескими знаменами, тот усомнится в его лояльности.
 
 
В Фолиньо венгерского короля встретил легат, посланный папой Климентом VI, который под угрозой отлучения запретил Людовику вторгаться в Неаполь.
 
- Когда я буду хозяином Неаполя, - твердо ответил Людовик, - я должен буду считать себя вассалом папского престола. До этого момента я буду подчиняться только Господу и собственному разуму. 
 
И он продолжил свое наступление под черным знаменем смерти, насаждая среди красот природы в истинно венгерской манере убийства, изнасилования, грабежи и пожары, воздавая месть всему народу за убийство своего брата. 
 
Так он прибыл в Аверсу, где расположился сам и разместил венгров в том самом монастыре святого Петра, где годом раньше был задушен Андрей. Сюда к нему явился Карл, подтверждая свою верность, и был встречен королем с распростертыми объятиями и радушием, как одного из немногих друзей Андрея в стране врагов. Об опрометчивом походе Карла в Аквиллу ничего не было сказано. Карл, впрочем, рассчитывал, что ему это простят ввиду прежней и нынешней лояльности.
 
Вечером было устроено празднество в той же самой трапезной, где пировал Андрей, когда душители следили за ним, выискивая подходящий момент. Теперь же почетным гостем был Карл. 
 
Наутро армия Людовика выступала на Неаполь, шла суетливая подготовка. Перед началом марша король обратился к Карлу.
 
- Прежде чем я покину Аверсу, - сказал он, - я хочу пройти туда, где умер мой брат.
 
Карлу показалось это странным, и он попытался разубедить короля. Но Людовик настаивал.
 
- Отведи меня туда, - приказал он Герцогу.
- Я ведь не знаю точного места, меня здесь тогда не было, - ответил Карл, испытывая тревогу то ли из-за грозного лица короля, то ли из-за своих внутренних ощущений.
- Я знаю, что тебя не было, но уверен, что ты знаешь место. Его тут все знают. И, потом, разве не ты забирал тело? Так отведи меня туда. 
 
Карл был вынужден исполнить его волю. Рука об руку они поднялись по ступеням на зловещую лоджию в сопровождении полдюжины офицеров Людовика. Они прошли по мозаичному полу над садом аббатства, освещенным ярким солнцем, которое усиливало аромат цветущих роз. 
 
- Здесь спал король, - сказал Карл. - А вон там - королева. Где-то тут была схватка, а потом они повесили его. Людовик, высокий и грозный, стоял, потирая подбородок в раздумье. Внезапно он повернулся к герцогу, который еле доставал ему до плеча. Его лицо изменило выражение, губы скривились, обнажив крепкие зубы, напоминая огрызающуюся собаку. 
 
- Предатель! - прорычал он. - Это ты, человек, явившийся ко мне с улыбкой и раболепствуя, ты, подталкивавший меня к мести, ты виноват в том, что тут произошло. 
- Я? - Карл отшатнулся, цвет лица его изменился, а ноги задрожали.
- Ты! - ответил король свирепо. - Он бы не умер, если бы не твои интриги, нацеленные на то, чтобы не допустить его до королевской власти и отменить коронацию. 
- Неправда! - закричал Карл.- Неправда! Я клянусь перед лицом Господа!
- Лживый пес! Ты будешь отрицать, что ты просил своего драгоценного дядю кардинала Перигорда отговорить Папу от выпуска нужной буллы? 
- Я отрицаю это. Факты против этого. Ведь Папа же выпустил буллу. 
- Твоя ложь подтверждают твою вину, - ответил король и вынул из кожаного футляра, болтавшегося у него на поясе, пергамент и поднял его к остекленевшим глазам герцога. Это было письмо, написанное им кардиналу Перигорду, с просьбой предотвратить выпуск папской буллы о коронации Андрея.
 
Король свирепо ухмыльнулся в это белое, дергающееся лицо. 
 
- Ну, отрицай дальше, - он издевался. - Отрицай также, что за титул герцога Калабрии ты переметнулся к королеве и снова сбежал к нам, почуяв опасность. Ты решил использовать нас, предатель, как ступеньку к трону также, как ты использовал моего брата и даже организовал его убийство. 
- Нет, нет! Я не замешан в этом. Я был его другом...
- Лжец! Людовик ударил его с размаху по лицу.
 
В ту же секунду один из офицеров Людовика положил руки на плечи герцога, давая понять, что любое сопротивлению королю будет остановлено.
 
- Да, это своевременно, - сказал Людовик. - Уберите его.
 
Карл застонал, так же как Андрей стонал на этом самом месте, когда смотрел в ужасающее лицо смерти. Затем стон перешел в кашель, когда венгерский клинок рассек его горло.
 
Тело подняли с мозаичного пола лоджии, подтащили к парапету, как когда-то тащили Андрея, и спихнули в сад аббатства тем же путем, что был скинут Андрей. Он лежал среди кустов, и розы аббатства становились еще краснее.
 
Никогда справедливость не была восстановлена более поэтично.
 
РЕВНОСТЬ (1934). Кристофаро Летико и Дженнаро Чиароволо - 'A gelusia. Неповторимый голос Карло Бути:
 
                       

Ты не виновата, вина только моя!
Как я только мог полюбить тебя!
Любви не бывает без реальности,
Но ревность причиняет такую боль.
 
Как могло случиться, что я полюбил тебя?
..............
 
Убийство Андрея произошло через год с лишним после коронации Джованны, в сентябре 1345-го. А в декабре она родила сына, которого назвали Карл Мартелл и которого считают сыном Андрея. Впрочем, он прожил лишь восемь дней и не успел понять, что носит титул князя Калабрии…
 
Венгерские войска наводнили Неаполь, грабя и разоряя город. Джованна бежала в Ниццу, а затем - в Авиньон. В Провансе ее встречали восторженно: она была молода, красива, носила титул королевы, и в ее жилах текла французская кровь. Печалило ее лишь отсутствие сведений о муже - втором, разумеется, - Людовике Тарантском, которого, в отличие от Андрея, она любила. Романтическую историю о том, как Людовик отбил королеву у своего старшего брата нам поведал Дюма, но может он ее и придумал. Дюма вообще был знатным выдумщиком.
 
До Авиньона, в ту пору столицу папы Климента VI, добралась и Мария, сестра Джованны и вдова Карла, с малолетними детьми, чудом ускользнув от Людовика Венгерского. Она рассказывала о кошмарных зверствах, творимых венграми на неаполитанской земле. 
 
 Иоанна Неаполитанская
Венгры не заставили себя ждать. В Авиньон прибыли послы короля с требованием провести новый суд над Джованной. И суд над 20-летней королевой состоялся. Дюма так описал его:
 
"Это был великий день: Иоанна Неаполитанская сама защищала себя перед папой в присутствии авиньонских кардиналов, иностранных послов и прочих важных особ, съехавшихся со всех концов Европы…"
 
Все понимали, что даже если она говорит неправду, то боль ее сильна и неподдельна... Ангел, исчахнувший из-за совершенного им преступления, Иоанна лгала, словно сатана, однако бесконечные муки гордыни и угрызения совести раздирали ее тоже как сатану. Когда она закончила и, заливаясь слезами, попросила помощи и защиты от человека, узурпировавшего ее королевство, одобрительные возгласы, несшиеся со всех сторон, заглушили ее последние слова, множество рук потянулось к рукояткам мечей, и венгерским послам в смущении и стыде пришлось покинуть залу.
 
…папа признал, что тут не обошлось без колдовства и что приписываемая Иоанне вина – не что иное, как наведенная на несчастную женщину порча, защититься от которой она не могла. Одновременно его святейшество утвердил брак королевы с Людовиком Тарантским и пожаловал последнему орден Золотой Розы и титул короля Иерусалима и Сицилии.
 
В то время разразилась страшная чума – не только в Неаполе, по всей Европе – та самая эпидемия, которая дала повод Бокаччо к сочинению "Декамерона". Флоренция потеряла 60% населения, Болонья – две трети. Неаполитанцев эпидемия подтолкнула к восстанию против варварства и алчности венгров, и Людовик Венгерский сбежал из Неаполя с частью своего войска, уносившего горы награбленного. 
 
Оставшиеся войска рассеялись по крепостям по всему югу королевства, и Людовик Тарантский предпринял поход для полного освобождения от венгров. Джованна, вернувшаяся в Неаполь в 1348 году, еще долго не могла обрести полноту власти. 
 
Людовик Тарантский, король Неаполя, второй муж Джованны
 
Людовик, официально коронованный лишь в 1352 году, - единственный из мужей Джованны, которого она позволила удостоить этой чести. Он правил 10 лет, и после прогрессировавшей болезни умер от лихорадки в 1362 году. 
 
Третьим мужем королевы стал Хайме Арагонский, инфант Мальорки. Дюма: 
 
"Хайме обладал той мягкой и меланхоличной внешностью, перед которой не может устоять ни одна женщина. Юность его, словно погребальным крепом, была покрыта пеленою несчастий: тринадцать лет провел он взаперти в железной клетке; освободившись из этой ужасной тюрьмы с помощью подделанного ключа, он стал скитаться по дворам Европы, пытаясь вернуть свое королевство…"
 
Хайме недолго оставался с супругой: он отправился в Испанию сражаться за возвращение своего королевства и погиб под Наваррой в 1375 году. 
 
Ошибкой Джованны было то, что во время "западной схизмы" - борьбы за церковную власть между папами в Риме и анти-папами Авиньона - она поддержала не ту сторону. Папа Урбан объявил Джованну еретичкой и в 1380 году отлучил ее от церкви, а Неаполь объявил фьефом Святой церкви. Королем Неаполя по решению церкви должен был стать... Карл Дюраццо. Конечно, не муж Марии, казненный венграми, а муж одной из ее дочерей.
 
Карла короновали в Риме в 1381 году. 
 
Новый король Неаполя стал третьим анжуйским королем по имени Карл в Неаполе. Как и Джованна, Мария и Андрей, он был одним из многочисленных правнуков Карла Хромого, но вел свой род от самого младшего его сына Джованни, герцога Гравины. Карл был младше Джованны на 17 лет. 
 
Она даже когда-то усыновила его из политических соображений и, по слухам, испытывала к юноше романтические чувства, оставшиеся без ответа. Карл женился на Маргарите, одной из дочерей Марии. Так вот у анжуйцев все было запутано. 
 
В 11 лет Карла отправили учиться в Венгрию, так что не такими уж дикарями были венгры, как утверждал Сабатини. Карл завоевал уважение венгерского короля и в течение 5 лет был герцогом Хорватии и Далмации, регионов Венгерского королевства той эпохи, а также стал послом в Венеции во время конфликта венгров с этим городом-государством.
 
 
 
Когда Карл III получил от Папы корону, Джованна уже была замужем в четвертый раз - за Отто Брауншвейгским, великолепным воином, и отдавать королевство без боя они не собирались. Отто повел неаполитанскую армию к границам папских территорий, чтобы там встретить Карла, а Джованна искала французской помощи. 
 
 
Но Карла поддержала венгерская армия, и силы были не равны. Отто отступил обратно к Неаполю, на узких улочках которого и состоялась решительная битва, принесшая огромные жертвы среди воинов и мирных жителей и закончившаяся капитуляцией Отто.
 
 
Джованну и ее мужа заточили в Кастель д'Ово, но вскоре свергнутую королеву перевезли в Кастель Муро, в Луканию, которая и стала ее последней обителью. Хотя Авиньонский процесс и снял с Джованны все обвинения, новый король Неаполя не верил этому вердикту и считал, что она заслужила такую же смерть, на которую обрекла своего первого мужа. 
 
Джованна была задушена в возрасте 54 лет более подходящим для женщины орудием – подушкой. Версия Дюма о том, что ее убили тоже в Аверсе - одна из выдумок великого романиста.
 
ВЕЧНАЯ СТРАСТЬ (1971). Витторио Аннона и Энцо ди Доменико - Passione Eterna. Поет Валентина Стелла:
 
                       
 
 
Когда ты любил меня...
Я верна той любви
И не ищи меня.
 
Клянусь:
Ты - больше никто для меня
Бесполезная клятва...
Как тебя забыть?
Я ловлю людей на улицах,
Похожих на тебя, но это не ты!
 
Страсть...
Моя вечная страсть...
Что хочет эта ревность?
Даже в моих снах
Она делает меня твоей рабой.
.............
 

Завоевав Неаполь, Карл III снова отправился в Венгрию

 
Тамошний король недавно умер, и Карл претендовал и на венгерский трон. Там он и погиб в результате заговора. Карл III был похоронен в Белграде. Неаполитанским королем он был с 1382 по 1386 гг. - неполных 4 года.
 
Трон унаследовал его сын, имевший славянское имя – Ладислаус. Но де-факто ему пришлось долго жить в Гаэта, покуда в Неаполе за власть боролись папа, анти-папа и многочисленные претенденты на трон. В 1394 году Ладислаус решительно пришел в Неаполь за своей короной с 10-тысячным войском и после этого правил тут до своей смерти в 1414 году. 
 
  
Ладислаус, король Неаполя
 
Вот мы и добрались в ходе наших прогулок до 15-го века.
Правление Ладислауса было переполнено военными событиями - в Южной и Центральной Италии, в Венгрии и Далмации. За год до смерти, например, его войска захватили и разграбили Рим. Но родился и умер этот король в Неаполе. 
 
От Ладислауса корона перешла к его старшей сестре, которую звали... Джованна.
 
 
Джованна II, которой было уже 43, унаследовала королевство с весьма турбулентным и воинственным характером. Главенство женщин явно не шло на пользу королевству. Интриги при неаполитанском дворе достигали воистину королевского размаха. 
Второму своему мужу, Джакомо де Бурбон, за которого Джованна вышла ради французской поддержки, она пообещала титул герцога Таранто. 
 
Так и не дождавшись титула, Джакомо посадил королеву под домашний арест и, подобно старухе из сказки Пушкина, стал требовать уже титул короля Неаполя. Неаполитанская знать собралась, чтобы общими усилиями вызволить королеву. В ответ королева завела любовника, Джованни Караччьоло, также известного под именем Сегрианни, и в 1418 году законный муж плюнул на несговорчивый Неаполь и отправился восвояси – во Францию. Только после этого, в 1419 году, Джованна была официально коронована папой. Но полноту власти при дворе, как и положено фавориту королевы, получил Сегрианни.
 
В 1419-1421 годах интриги не прекращались. По совету любовника королева отказала папе в просьбе о финансовой помощи. В ответ папа обратился к Луи, сыну Ладислауса, который и сам жаждал заполучить Неаполь. Луи вторгся в королевство. Папа предложил решить проблему переговорами, но Джованна предпочла обратиться за помощью к испанцам, к могущественному Альфонсу V Арагонскому. Она его даже усыновила, чтобы дать ему наследные права на корону Неаполя. Теперь и у Альфонса появился повод вторгнутся в несчастный город. Усыновление как метод политической борьбы был весьма популярен в средние века.
 
Но неожиданно отношения Альфонсо и Джованны испортились – что возьмешь с женщин в политике? Альфонсо арестовал Сегрианни и занял замок Капуано – резиденцию королевы. Королева со своим фаворитом укрылись в Аверсе, где она аннулировала усыновление Альфонсо и объявила новым наследником Луи. После этого Альфонсо вернулся в Испанию, а Джованна – в Неаполь. 
 
Только теперь Джованна II получила годы спокойствия. Луи жил у себя в Калабрии и ждал короны. Но не дождался, так как умер на год раньше королевы. Джованна же покинула этот мир в 1435 году, в возрасте 61 года, тем самым исчерпав старшую ветвь анжуйской династии в Неаполе. 
 

Королевство Неаполя ожидали новые испытания…

 
СМЕХ (1895). Бернардо Канталамесса (1858-1917). ‘A Risa – совершенно уникальное вокальное произведение, потому что исполнитель должен уметь виртуозно хохотать в тон музыки. Считается самой первой итальянской песней, записанной на пластинку. 
 
Флавио Фьерро, актер и певец, сын знаменитого певца Аурелио Фьерро:
 
                       

С самого рождения у меня был большой порок,
От которого я так и не избавился, и вы поймете, почему...
Всегда мне очень нравилось все время быть веселым,
А что такое грусть, я никогда не знал.
 
Все меня смешит, ну что поделать с этим? - Ха-ха-ха-ха-ха-ха…
Меня не волнует, когда я делаю ошибку - Ха-ха-ха-ха-ха-ха…
 
Смеюсь, когда другие плачут, когда я расстроен,
Когда хочу есть, смеюсь без причины.
И вроде, когда смеешься, все муки проходят,
А если мы сейчас развлекаемся, еще больше будет веселья потом!
.............
Смейтесь со мной
И будет вам счастье.
 
Смейтесь, давайте, вперед - Ха-ха-ха-ха-ха-ха…
И будет счастье вам - Ха-ха-ха-ха-ха-ха.
 
 
 
 Ech
 
Примечания к рассказу Сабатини
 
 
 
 
 
 
(1) На самом деле Джованна была на год старше супруга, при помолвке ей было семь, а Андрею - шесть. 
 
(2) "Роберт Мудрый отнял корону Неаполя у своего старшего брата, короля Венгрии" - речь идет о Карле Мартелле, который был лишь "титульным королем Венгрии и умер за 14 лет до того, как, по словам Сабатини, Роберт отнял у него корону.
 
(3) Джованну короновали одну в августе 1344 года в церкви Санта Кьяра. Более того, по завещанию Роберта в случае смерти Джованны бездетной, корона должна была отойти не к мужу, а к ее младшей сестре Марии.
 
(4) Булла - папский указ, скрепленный специальной металлической печатью. Папская булла о коронации Андрея для Карла Дюраццо означала, что на его пути к трону теперь стояла не только королева, но и ее муж.
 
(5) Фра = friar = монах нищенствующего ордена.
 
(6) Википедия приписывает заслугу в получении регения о коронации Андрея Елизавете (Эльжбете) Польской, матери Людовика и Андрея, третьей жене Кароберто. Во время визита в Неаполь она, по легенде, подарила Андрею волшебное кольцо - амулет, защищавший его от стали и яда.
 
(7) По рассказу Карл Дюраццо представляется матерым, престарелым интриганом. На самом деле, в год женитьбы на Марии ему было всего двадцать лет.
 
(8) Мария, сестра Джованны, рассматривалась как потенциальная невеста венгерского короля Людовика, брата Андрея, но он выбрал другую жену. В момент брака с Карлом Марии было 13 лет, и через несколько месяцев, в декабре 1343 года родился их первый сын, который прожил лишь месяц.
 
Мария прожила только 37 лет, трижды была замужем, и за 23 года родила 14 детей, семь из которых умерли в младенчестве. С одной из ее дочерей, Маргаритой, мы встретимся ниже.
 
(9) В период "западной схизмы" - внутрицерковного раздора - Авиньон в Провансе был столицей одного из двух противоборствующих пап.
 
(10) Сколько лет было Андрею, который только и занимался, что охотой и выпивкой? Когда умер Роберт, ему было лишь 13, а убили его, когда ему не исполнилось и восемнадцати. Ради сюжета Дюма и Сабатини делают его старше.
 
(11) Аверса - то зернышко, из которого за 3 предыдущих века выросло неаполитанское королевство. В 1027 году герцог Неаполя подарил этот городок норманнскому предводителю Рэйнульфу за то, что норманн спас ему жизнь. Аверса стала первой легально полученной ими территорией в южной Италии, которая усилиями сыновей и внука Танкреда Отвиля за век выросло до большого королевства. От норманнов королевство Сицилии перешло к швабам, а потом - к анжуйцам. Пра-прадед героев нашей истории в результате "Сицилийской вечерни" уступил островную часть королевства арагонцам, а что произошло с материковой частью - мы узнаем в следующий раз.
 

Оставьте комментарий к статье  - Комментариев 1



 Поделитесь статьей с друзьями

Категория: Музыка и искусство Неаполя и Италии | Добавил: maxkor
Просмотров: 2227 | | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1 olga_leuhina   (03.10.2012 21:41)


Очень интересное продолжение перевода Сабатини "Королева Джованна или Ночь Душителей. Прогулка Двенадцатая. Часть 2."

С интересом окунулась в жуткую хронологию становления Неаполитанского Королевства и стонущих от тирании иноземных захватчиков других итальянских регионов, а также... дворцовые интриги в борьбе за корону и титулы герцогов с их подлостью и предательством. Но как же хорошо, что КАРА настигает негодяев ("...убийц ждет отмщение!"). Папы... Анти-папы... Кардиналы... Короли... Королевы... Многочисленные претенденты на трон... и марионетки... Их тирания... Войска и гибнущие безвинно народные массы (Ц.: "наступление под черным знаменем смерти, насаждая среди красот природы в истинно венгерской манере убийства, изнасилования, грабежи и пожары, воздавая месть всему народу за убийство своего брата по вине своих правителей и тирании иноземных захватчиков...").
Отдаю должное автору: преподнесены захватывающие истории из летописи итальянского и соседних государств.

Интересны приведенные отрывочные версии Дюма о происходящих событиях и само мнение автора о великом французском писателе ("Дюма вообще был знатным выдумщиком") и Примечания автора к рассказу Сабатини.
Благодарю за чудесные и страстные стихи и прекрасные ВИДЕО с великолепными голосами Карло Бути и Валентины Стеллы, а также за возможность прослушать самую первую итальянскую песню, записанную на пластинку: действительно, - "совершенно уникальное вокальное произведение", исполнитель которого (Флавио Фьерро, актер и певец) смог "виртуозно хохотать в тон музыки".

Снимаю, как говорится перед Вами шляпу, МАЭСТРО - Ech, и восхищаюсь Вашими шедеврами на страницах САЙТА!

»
Имя *:
Email:
Код *:

При перепечатке материалов портала активная индексируемая ссылка на источник обязательна.

Copyright MyCorp © 2011 - 2016 | Web Design by Dimitriy Koropchanov | Хостинг от uWeb

Внимание! При использовании информации портала, ВАЖНО прочитать!