Воскресенье, 11.12.2016
Весь Неаполь, Италия и не только

Главная » Весь Неаполь » Музыка и искусство Неаполя и Италии«

19:19

Поделиться ссылкой в соцсетях

Прогулка Четырнадцатая по Неаполю: Вице-королевство. Первый век

10.03.2013, 19:19














В 16-м и 17-м веках Неаполь был "испанским"В 16-м и 17-м веках Неаполь был "испанским". Номинальные короли находились в далеком Толедо, а затем в Мадриде  столице самой могущественной мировой державы той эпохи. В Неаполь они присылали вице-королей  "вичере", как их называли тут. 

Испанский период истории у стены королевского двора на площади Плебешито олицетворяет самая значимая историческая фигура эпохи  императора Священной Римской империи Карла V. 
Карл управлял Неаполем в течение 38 лет, но, как ни странно, правил он от имени своей матери, упрятанной в монастырь.

Очередной поворот в истории Неаполя был предопределен тайной свадьбой, которая состоялась в испанском Вальядолиде в 1469 году. Фердинанд, наследник арагонского престола, женился на Изабелле  сестре кастильского короля Энрике. 

Энрике был неспособен произвести потомство, и, в конце концов, признал сестру Изабеллу наследницей короны. Он даже пообещал не принуждать ее к нежеланному для нее браку, но и сам взял с Изабеллы слово не выходить замуж без его согласия.

Но 18-летняя Изабелла проявила коварство. Отвергнув несколько предложенных братом кандидатур, она тайно вышла замуж за 17-летнего Фердинанда, своего троюродного брата. На бракосочетание в Вальядолид свита арагонского принца прибыла, замаскировавшись под купцов.

Энрике обвинил сестру в клятвопреступлении, и Изабеллу признали законной королевой Кастилии только через семь лет, после смерти брата. Еще через три года, в 1479 году, ее муж стал королем Арагона.

Оставался лишь шаг до объединения Испании, но Кастилия и Арагон продолжали существовать обособленно, их население говорило на разных языках, а король и королева, на "чужой" территории оставались лишь консортами.

Но объединение произошло. Изабелла и Фердинанд следовали девизу «Tanto monta, monta tanto, Isabel como Fernando» («Скрепы крепки, крепки скрепы, Изабелла как Фернандо»).

Они были едины в стремлении усилить королевскую власть под флагом католицизма и использовали для этого все методы: реформу судебной системы, введение городской милиции под красивым названием "Святая Эрмандада", создание закрытых кварталов для иноверцев (первые гетто в истории) и, конечно, "святую инквизицию".


Инквизиция возникла еще в 12 веке во Франции, но именно Фердинанд и Изабелла

Инквизиция возникла еще в 12 веке во Франции, но именно Фердинанд и Изабелла превратили ее в одну из основ государства, за что получили от святого престола почетное прозвище «Los Reyes Católicos» («Короли-католики»).

Мусульмане, владевшие большей частью полуострова в течение семи веков, терпимо относились к христианскому культу исконного населения Пиренейского полуострова. «Короли-католики» повели себя прямо противоположным образом. Евреям было дано 4 месяца на то, чтобы принять христианство или убраться с полуострова. Чуть мягче, но, по сути, так же они обошлись с маврами.
Новообращенных называли оскорбительными прозвищами – марранами и морисками, соответственно; принятие христианство не делало их полноценными гражданами. Малейшее подозрение в вероотступничестве ставило их перед выбором – изгнание или костер. И конфискация в обоих случаях. 

Через пару десятков лет число сожженных на кострах еретиков приближалось к десяти тысячам, и почти сотня тысяч наиболее образованных, богатых и трудолюбивых жителей Кастильского и Арагонского королевств лишилась имущества. Казна католических королей исправно пополнялась, и все – по закону, никакой коррупции. 

Правители некоторых стран, таких как Турция или Нидерланды, приютили у себя бегущих из Испании евреев. Итальянский мореплаватель Христофор Колумб направлялся из родной Генуи в Барселону, чтобы предложить свои услуги католическим королям, когда путь его судну преградил огромный караван кораблей, увозивших изгнанных из страны евреев в сторону Османской империи. 

Колумб изменил курс, но не изменил намерений. Он собирался склонить испанских монархов на большую авантюру. 



В конце 15-го века люди уже знали, что земля шарообразная, но не были уверены относительно размеров этого шара. В эту эпоху Средиземное море перестало быть удобной транспортной зоной для некогда прибыльной торговли с Индией: мало того, что товары пришлось перегружать в Александрии с кораблей моря на корабли пустыни и отправляться в неспешный сухопутный путь, который продолжался два, а то и три года, так еще и турецкие пираты хозяйничали по всему Средиземноморью и даже захватили прибрежную территорию в Калабрии. 

Идея Колумба заключалась в том, что в Азию нужно приплыть с востока, обогнув земной шар, и тогда предполагалоь избежать и проблем с турками и долгого сухопутного передвижения на верблюдах.

Колумб (в Испании его называли Кристобаль Колон) неоднократно пытался убедить королевских экспертов в перспективах проекта. На последних слушаниях Изабелла сказала твердое "нет", поскольку она верила церковным знатокам, которые утверждали, что бог создал землю плоской, и путь на запад никак бы не смог по этой причине привести на восток. Разочарованный Кристобаль покинул дворец, говорят, верхом на ослике. Но к счастью, католические короли были едины не во всем. Колумба догнали посыльные Фердинанда и вернули к королю, который сказал "да". 

Фердинанд только что овладел Гранадой – последним мусульманским эмиратом на Пиренеях. Реконкиста, которая продолжалась с 719 по 1492 год, наконец-то была закончена. Огромные военные расходы прекратились, и у короля появились средства на инвестицию. Снаряжение экспедиции из трех кораблей, которые, по замыслу Колумба, должны были приплыть в Японию, началось.

Земля оказалось чуть больше, чем считал Колумб, и вместо Японии он оказался на Багамах. Несмотря на ошибку, которую Колумб так и не признал, его экспедиции имели огромное значение для всего человечества и для Испании, в частности. Вскоре вместо индийских шелков и пряностей в Испанию хлынуло американское золото.

Описание великих географических открытий не входит в мои планы. Скажу только, что пока итальянец Колумб под испанским флагом пытался достичь Индии через Антлантику, португалец Васко да Гама сделал это, обогнув Африку с юга, и доказал, что Колумб никак не мог быть в Азии.

В 1494 году земной шар был разделен на две половинки: сначала папской буллой, а затем договором, подписанным в Тордесильясе.
Высокие договаривающиеся стороны условились и согласились во избежание сомнений и споров относительно островов и земель, уже открытых, или тех, которые будут открыты в море-океане, чтобы была проведена прямая линия от полюса до полюса, то есть от полюса арктического до полюса антарктического с севера на юг, в 370 лигах к западу от островов Зеленого Мыса на расстоянии, определенном в градусах или иными способами, каковые были бы признаны наиболее приемлемыми и удобными, а также измеренном без излишка или недохватки; при этом оговаривалось условие, по которому все, что уже открыто или будет открыто королем Португалии или его кораблями (будь то острова или материки к востоку от этой линии и внутри ее на севере и на юге), будет принадлежать названному сеньору — королю Португалии и его преемникам на веки вечные. В дополнение к сему оговаривалось и то, что все острова и материки как открытые, так и те, что будут открыты королем и королевой Кастилии и Арагона или их кораблями к западу от названной линии, на севере и на юге, будут принадлежать означенным сеньорам — королю и королеве и их преемникам на веки вечные.

Вот так! Можно представить, что на этот счет думали голландцы и англичане – морские державы не такого уж далекого будущего. 

Впрочем, подписывая договор, испанцы очень приблизительно представляли географию, и "линия от полюса до полюса" отсекла от их новых южно-американских владений выпирающий на восток горб, который со временем стал частью большой страны. С тех пор вся Южная Америка разговаривает по-испански, за исключением Бразилии, где общаются по-португальски. 

Последователи Колумба устремились по морскому пути в Америку, и американское золото быстро превратило Испанию в крупнейшую мировую империю. В эту империю вошло и Королевство Обеих Сицилий с центром в Неаполе.

Управлять огромной империей было не просто, и Фердинанд ввел двухуровневую систему. Король гигантской империи направлял наместников – вице-королей в региональные центры. Такой вот «столицей второго сорта» и стал в 1503 году Неаполь, хотя вплоть до 1529 года французы делали попытки вернуть себе королевство. 

В 16 веке, точнее, с 1503 по 1598 годы в Испании правило всего три короля: Фердинанд II Арагонский, Карл I Габсбург и Филипп II Испанский.

В 16 веке, точнее, с 1503 по 1598 год в Испании правило всего три короля - Фердинанд II Арагонский, Карл I Габсбург и Филипп II Испанский
Испанские короли Неаполя 16-го века (годы правления)


В перечне монархов Неаполя уже было два Фердинанда (арагонцы), три Карла (анжуйцы), а Филиппов пока еще не было. Поэтому здесь испанским королям присвоили другие номера: Фернандо III, Карло IV и Филиппо I, соответственно.

Легче всего нам запутаться с Карлом, который был "первый" как король Испании, "четвертый" в Неаполе, а еще он был и "пятым" Карлом – императором Священной Римской империи. Вот этот номер: Carlo V и написан на постаменте в пятой нише у стены королевского дворца на площади Плебешито.

Карл правил в Кастилии, Неаполе, на Сицилии, Сардинии и других территориях от имени своей матери, которая провела все эти годы в монастыре и вошла в историю под именем Хуана Безумная, хотя, была ли она на самом деле помешанной, никто точно не знает. О судьбе этой несчастной женщины, дочери «королей-католиков», которая сама имела шестерых детей, двое из которых стали императорами Священной Римской империи, а четыре – королевами, можно почитать в Википедии.

Хуана Безумная
Хуана Безумная

Филипп Испанский императором не был. Зато он был героем драмы Шиллера "Дон Карлос" и одноименной оперы Верди. Это он женился на 15-летней Елизавете Валуа, которая была помолвлена с его сыном Карлосом, а самого Карлоса засадил в тюрьму. 

Впрочем, история любви Карлоса и Елизаветы полностью на совести выдумавшего ее Шиллера. Но выдумка понравилась: Верди стал пятым (!) композитором, написавшим оперу на этот сюжет. 

 история любви Карлоса и Елизаветы полностью на совести выдумавшего ее Шиллера


На самом деле, юная королева любила своего немолодого короля, а к Карлосу, своему пасынку и ровеснику относилась с дружеской теплотой и участием. Юноша уже проявлял признаки неадекватности: то ли из-за травмы, полученной в детстве, то ли вследствие близкородственных отношений своих предков (у него было всего шесть пра-прадедов и пра-прабабок, тогда как у большинства из них было 16 предков в четвертом поколении).

Впрочем, с генетикой в 16 веке еще не были знакомы и относили частые болезни на счет злых духов. Но именно из-за этого обстоятельства через полтора века рухнет империя и начнется большая война в Европе. 

Елизавета пыталась помогать Филиппу в управлении королевством и делала все от нее зависящее, чтобы у короля появился наследник (Карлос на эту роль не годился). Но получались у нее только девочки: две остались жить, а еще три так и не родились. После очередного выкидыша умерла и сама Елизавета (через месяц с небольшим после смерти дона Карлоса в тюрьме). Им было по 23 года.



Инфанты Изабелла Клара Евгения и Каталина Микаэла (дочери Филиппа 
и Елизаветы Валуа) в 1570 году


Какое отношение все это имеет к Неаполю? 
Ну, во-первых, Елизавета (Изабелла) все-таки была королевой-консортом Неаполя. А одна из достопримечательностей города – торговая галерея Умберто названа в честь Умберто I, второго короля объединенной Италии (убитого террористом в 1900 году). Умберто был прямым потомком Каталины Микаэлы... вон той малышки справа на картине.

Галерея выходит на центральную улицу Неаполя Толедо. А вот это имя пришло из 16 века, куда нам пора бы вернуться. 




Три испанских короля за 95 лет прислали в Неаполь целых 28 вице-королей - "вичере". 

Была среди них даже одна "вице-королева" – Джованна (Хуана) Арагонская, родившаяся, кстати, в Неаполе, и которая была дочкой свирепого Ферранте, сводной сестрой Альфонсо II и вдовой отважного Фердинанда II (Прогулка 13). Но ей дали порулить в родном городе всего несколько месяцев в 1507 году.

Как столичный город, пусть и второго ранга, Неаполь получил при новом испанском мироустройстве немалые льготы, в первую очередь, налоговые. Вице-короли, в своей массе были не очень умные, но очень жадные, приезжали в Неаполь с целью пополнения своих карманов и старались не вспоминать об этих льготах. Что поделаешь... вертикаль власти...

Лишь немногие "вичере" пытались хоть как-то решить проблемы города, которых было в обилии. Местные бароны-землевладельцы, полноправные хозяева своих фьефов, совершенно не хотели зависеть от власти короля.

Другой бедой жителей Неаполя были постоянные морские набеги турков-мусульман. В неаполитанском языке сохранилось восклицание "Mamma, li turchi!" ("Мама, турки!"), означающее высшую степень ужаса (сегодня – шутливую). И еще другой бедой были частые эпидемии. Чума 1529 года унесла 60 тысяч жизней неаполитанцев.

Карл I Испанский был не первым и не последним, кто твердо решил разобраться со всеми этими безобразиями. Для этой цели он и прислал в 1532 году в Неаполь нового "вичере", своего троюродного брата дона Педро Альварез ди Толедо. 




Дон Педро управлял Неаполем целых... 21 год. Он был первым из четырех неаполитанских вице-королей, в чьем имени ди Толедо выдавало столичное происхождение.

Город Толедо был испанской столицей еще с 8-го века. В конце 11 века он даже был центром одноименного королевства. А при католических королях превратился в столицу объединенной Испании. В Толедо производили лучшие в Европе мечи, тут не были разграблены арабские библиотеки, тут располагался королевский двор. Так продолжалось до 1561 года, когда уже упомянутый нами Филипп II решил переехать из древней столицы на 70 километров севернее, в городок, который имел всего 30-тысячное население и носил название Мадрид.

С 1484 года, когда дон Педро родился неподалеку от Саламанки, до 1554-го, когда он неожиданно умер во Флоренции, где навещал дочь, мир сильно изменился. Это была эпоха Коперника, Колумба, Мартина Лютера, Леонардо, Микеланджело. В эти годы его родная Испания стала единым государством и величайшей мировой империей, в которую вошли территории в Новом Свете.

Для борьбы с последствиями чумы дон Педро открыл в Неаполе первую в мире... Консерваторию. Дети иногда думают, что "консерватория" это что-то вроде консервного завода. И они не так далеки от истины. Консерваториями в Неаполе 16-го века назвали заведения, где "консервировали" детей-сирот, которых после эпидемии в городе было предостаточно. Одним из немногих предметов, которые обязательно преподавали в консерваториях, была музыка. Вот так и вошло это слово в большинство языков. 

Первая консерватория была открыта в 1537 году, называлась Santa Maria di Loreto и располагалось рядом с рыночной площадью у церкви Святой Марии Кармины, которая нам уже хорошо знакома (прогулка 9). 




Два столба на фото – это то, что осталось от испанской стены, защищавшей консерваторию, которая тогда занимала изолированную часть города.
Еще три консерватории открыли в Неаполе в 1570-80 годах. Одна из них называлась Conservatorio pieta dei Turchini. По официальной версии она получила свое название из-за цвета рубашек мальчиков, прислуживающих у алтаря ("turchino"). Это был один из оттенков голубого. 

Джефф Мэтьюз, много лет живущий в Неаполе и создавший великолепную англоязычную "Энциклопедию Вокруг Неаполя", настаивает на другой версии. Он уверен, что монастырь, в котором базировалась Консерватория, служил местом, где можно было получить укрытие или утешение, "жалость" ("pieta") во время или после набегов небольшой, но жестокой банды турков ("turchini"), баражировавшей по Неаполитанскому заливу.
По необъяснимому стечению обстоятельств на этой фотографии из энциклопедии Джеффа на балконе соседнего с церковью Pieta dei Turchini развевается турецкий флаг.




В консерватории обучалось и преподавало немало замечательных музыкантов, произведения которых и ныне исполняются. 

Nicola Fago (1677-1745), а позже, его сын Lorenzo Fago (1704-1793) были из числа тех мальчиков, которые учились в этой консерватории. Оба они последовательно были органистом и директором капеллы сокровищницы Святого Януария в Дуомо, кафедральном соборе Неаполя, и первыми маэстро своей альма-матер – Conservatorio della Pietà dei Turchini.


Декабрь 2008 года. Иерусалим. Капелла Pietà de' Turchini исполняет музыку Никола Фаго: 

                       


Благодаря энциклопедии Джеффа мы можем заглянуть в ту кухню, которая готовила лучших музыкантов своей эпохи. Там есть рассказ английского историка музыки Чарльз Барни о визите в консерваторию Sant' Onofrio a Capuana в 1771 году.

...На первом этаже трубач так скрипел на своем инструменте, что тот был готов вот-вот взорваться. На втором подобным же образом обращались с французским рожком. В общей репетиционной комнате был "голландский концерт", состоявший из семи или восьми клавесинов, еще большего числа скрипок, и нескольких певцов. Все играли разные вещи, другие мальчики писали в той же комнате. 

Этот бедлам помогал мальчикам научиться твердо держаться своей партии, что бы ни происходило вокруг, и развивало силу звука: ведь, чтобы слышать самого себя, играть приходилось громко. Но в таких условиях, при постоянным диссонансе, абсолютно невозможно навести глянец на исполнение и завершить работу над произведением. Отсюда неряшливость и корявость, заметная при публичных выступлениях, и нередкий недостаток вкуса, изящества и выразительности у юных музыкантов, пока они не обретут их где-то еще. 

В этом заведении было шестнадцать юных кастратов. Они жили на верхнем этаже, отдельно от всех, в более теплых помещениях, потому что холод мог не только помешать их деликатным голосам упражняться, но и угрожал полной их потерей в будущем.

За весь год в школе только одни каникулы (осенью, да и то: всего несколько дней). Зимой мальчики вставали за два час до света, занимались до полуторачасового обеденного перерыва, а потом – до восьми часов вечера. И только такое многолетнее упорство и хорошие педагоги позволяли им превратиться в великих музыкантов.


В 1534 году дон Педро взялся за задачу мощения дорог и расширения города в западном направлении. В первую очередь ему нужно было разместить верный ему испанский гарнизон: от народных волнений в Неаполе никто не застрахован. Новый район, первоначально ставший казармами, получил название – Quartieri Spagnoli – «Испанские кварталы» (или «Испанские Казармы» – можно и так перевести). 
Сегодня в умах многих туристов он ассоциируется с самыми бедными, грязными жилыми кварталами, наполненными преступностью, безработицей и болезнями.


Три десятка узких и идеально прямых улиц, образующие четкую сетку Испанского квартала


Три десятка узких и идеально прямых улиц, образующие четкую сетку Испанского квартала, проложены по контурам древнегреческих дорог. Средняя их ширина составляет около трех метров. 

Улица Toledo (Tuleto на диалекте), названная в честь дона Педро, тоже пересекает Испанский квартал. Из 477 лет своего существования 110 (с 1870 по 1980 гг.) эта улица носила название Via Roma (улица Рима) – в честь новой столицы Объединенной Италии. Историческое название вернули: возможно посчитали, что это объединение ничего хорошего южной Италии не принесло.


  

В начале 16-го века или даже чуть раньше в Неаполе возник новый песенный стиль "виланеска", которую чуть позже стали называть "виланеллой". Этот жанр, являясь по названию "крестьянским", на деле был профессиональной легкой музыкой своего времени. "Виланелла" и "мадригал" (строгий и напыщенный) были двумя сторонами светской музыки той эпохи. 

Первый сборник неаполитанских "виланелл" ("Canzone villanesche alla napolitana") появился в 1537 году. В течение десятилетия "вилланески" пиcали только неаполитанцы на своем диалекте, но постепенно эти песни начинали сочинять по всей Италии: в Венеции, Риме, Падуе, на Сицилии, а в 70-х годах их уже писали в Мюнхене и Париже, по-прежнему называя "сanzone alla napolitana” или "villanella alla napoletana”, тем самым превратив неаполитанскую песню в международный музыкальный жанр. 

Одним из первых авторов "виланелл" в Неаполе был некто по имени Velardiniello  О нем известно немного, но почти наверняка он был знатным человеком, который скрывался за псевдонимом, чтобы заниматься любимым, но недостойным для его положения музицированием. В самом псевдониме я вижу какую-то тайну, ведь его можно перевести как "маленький Виларт", а Адриан Виларт (1490-1562) – фламандец, переехавший в Италию в 1514 году, был самым видным венецианским композитором той эпохи и одним из первых авторов «северных виланелл»

...Велардиньелло (Velardiniello) был очистителем диалектической поэзии. Он имел огромный успех в исполнении своих "виланелл". Его можно назвать первым исполнителем неаполитанских песен. В то время его музыка была популярна и среди знати, и среди народа. Она сменила "чаккону" и "торнеллу"...
В "Voccuccia de nu pierzeco apreturo" проявились фундаментальная характеристика – напевный речитатив, который остался одним из самых выразительных средств в неаполитанской культуре. Успех этой песни был огромен/ Вилардиньелло называли и вульгарным, и гуаппо и подражателем Петрарки…

Виланелла "Voccuccia de nu pierzeco apreturo" – "Уста как открытый персик", вошедшая в первый сборник 1537 года. 

Laura Conti:


                       


Ротик, как открытый персик, 
Губки, как молочный фиг... 
Если я останусь с тобой наедине в этом саду,
Я лучше умру тут, если не соберу все вишни.

И я все время смотрю через эти стены,
Пока ты не скажешь мне отправляться в школу.
Если я останусь с тобой наедине в этом саду,
Я лучше умру тут, если не соберу все вишни.

Но если я хоть раз сумею войти в этот сад, 
Ты не сможешь посмеяться надо мной. 
Если я останусь с тобой наедине в этом саду,
Я лучше умру тут, если не соберу все вишни.

И если я сумею забраться на ореховое дерево, 
Я сниму все скорлупки: клянусь Святым Крестом! 
"О, как жарко!" – заставлю тебя воскликнуть,
И почувствовать это снова, но ты больше не повысишь голос.


Дон Педро проводил в Неаполе политику "испанизации" и очень косо смотрел на объединения местных жителей. В 1542 году от его рук пострадала Academia Pontaniana – уникальное творческое объединение, созданное по инициативе ученых, писателей и людей искусства еще в 1458 году. Основателем ее был поэт и историк Антонио Беккаделли (1394-1471) из Палермо, а имя свое Академия получила в честь его последователя, Джованни Понтано (1429-1503), гуманиста и политика, служившего при арагонском дворе у Ферранте I и Альфонсо II (Прогулка 13).

Мне вот стало любопытно, какие чувства испытывал гуманист, служа королю, который любил скармливать гостей крокодилам, а из врагов делать мумии, наряжать их и проводить среди чучел экскурсии для друзей? 

Дон Педро закрыл академию надолго: она была вновь официально открыта лишь в 1817 году. Второй и последний раз академию прикрыли фашисты: на этот раз она не функционировала 10 лет (с 1934 по 1944 гг.).

Однажды дону Педро пришла в голову, возможно, не совсем удачная идея ввести в Неаполитанском вице-королевстве инквизицию. Если в Испании казни и изгнания истинных и мнимых еретиков так обильно пополняют казну, то почему бы не применить этот метод в Неаполе? Впрочем, есть разные мнения о том, чья тут была инициатива. Хуан Ллорьенте в своей "Критической истории испанской инквизиции", опубликованной впервые в Париже в 1817 году и мгновенно обретшей исключительную популярность, рассказывал следующее.

В 1546 году Карл V решил учредить инквизицию в Неаполе, хотя его дед потерпел поражение в этой попытке в 1504 и 1510 годах. Карл V вообразил, что сан императора и славные события его царствования произведут впечатление на неаполитанцев и сделают их более послушными. Он поручил вице-королю дону Педро Толедскому, маркизу де Вильяфранке дель Бьерсо, брату герцога Альбы, назначить инквизиторов и должностных лиц из местных жителей, а также послать правительству список назначенных лиц и все нужные документы, чтобы главный инквизитор мог отправить распоряжения и передать необходимые полномочия новым инквизиторам. 

Фридрих Мюнтер, профессор богословия в Копенгагенском университете, полагал, что это интриги вице-короля дона Педро Толедского послужили введению в Неаполе испанской инквизиции. Но Мюнтер не мог навести справки в подлинных книгах, из-за чего впал в заблуждение. Карл V не нуждался ни в чьих нашептываниях и советах.

Усилия Карла V установить инквизицию в Неаполе и других государствах имели своим поводом успехи лютеранства в Германии и боязнь видеть проникновение заразы в другие страны. Все участие дона Педро Толедского в этом деле состояло в том, что именно ему доверил вначале Карл V хлопоты по исполнению его воли. И только тот один был достаточно умен для того, чтобы посоветовать государю отказаться от его намерения, когда он увидал бедствия, последовавшие за его исполнением. 
Приказ императора был исполнен без малейшего сопротивления. Но едва узнали, что несколько человек было арестовано по приказу новой инквизиции, как народ восстал. На улицах раздавались крики: "Да здравствует император! Да погибнет инквизиция!" Неаполитанцы взялись за оружие и принудили испанское войско искать спасения в фортах. Так как все принимало вид совершенного и всеобщего бунта, Карл V принужден был оставить свое намерение.

Папа Павел III открыто покровительствовал неаполитанцам, будучи недоволен тем, что неаполитанская инквизиция должна была зависеть от главного испанского инквизитора.

В 1563 году Филипп II сделал новую попытку установить в Неаполе свой любимый трибунал, но жители прибегли к обычному средству, и их повстанческие волнения принудили деспота повернуть вспять.

Одним из протестующих был герцог Салерно Фердинандо Сансеверино (1507-1568). Анжуйский род Сансеверино был древним и очень богатым. Он владел десятком княжеств и сотнями крепостей и замков в Апулии, Калабрии, Кампании, Базиликате.
Фердинандо осиротел в детском возрасте и воспитывался в семье Бернардо Вилламарино. В 1516 году, когда Фердинандо еще не исполнилось 10 лет, его женили на Изабелле, 13-летней дочке Бернардо. Повзрослев, Фердинандо сделал успешную карьеру кондотьера, сражался на стороне Карла V, присутствовал на его коронации в 1530 году в Болонье. Вскоре он вернулся в Салерно. Тем временем Изабелла превратилась в одну из самых восхитительных красавиц своей эпохи. В Салерно супруги жили в замке Castello di Arechi. 

Кстати, с этим замком мы уже встречались (прогулка 6). Построенный еще в 6 веке, он получил название по жившему в 8 веке лангобардскому князю Arechi II, который существенно укрепил его, превратив в мощное оборонительное сооружение против византийцев. 




А в 1073 году именно в этой цитадели, возвышавшейся над Салерно на 300-метровой высоте над уровнем моря, скрывался Гизульф, последний лангобардский герцог на территории Апеннин, от норманна Роберта Отвиля (по прозвищу Гвискар), мужа своей сестры. Тут же он прятал и легендарный зуб святого Матфея. 

В Неаполе у Сансевернино было еще более достойное жилище. Дворец Сансевернино был построен в 1470 году архитектором Новелло да Сан Лукано для Роберто Сансеверино, князя Салерно, прямо напротив церкви Санта Кьяра (прогулка 11), которой уже было полтора века. При власти Арагона его сын Антонелло был вынужден бежать из Неаполя, но при испанцах замок вернулся династии Сансеверино. Но ненадолго...




Облицовка половинками восьмигранников придает дворцу незабываемый вид. По преданиям, некоторые неаполитанские мастера той эпохи сохранили древнее магическое умение с помощью таких кирпичиков сохранять внутри здания положительную энергию, оставляя отрицательную за стенами. Но, говорят, мастерство строителей-магов уже было не то: они что-то перепутали, и все получилось с точностью до наоборот – темные силы царили во дворце, но избегали его окрестностей. 

Здание горело в 1639 году, несколько раз обрушился купол... Во время второй мировой немецкая бомба упала на крышу. Но не взорвалась, и, в отличие от соседней Санта Кьяра, этот дворец-церковь разрушен не был. 



На камнях дворца нанесены странные 10-сантиметровые засечки, повторяющихся с загадочной регулярностью. Поначалу считалось, что эти засечки и придают камням магическую силу. Но недавние исследования дали им другую, на мой взгляд, еще более удивительную интерпретацию. 

Оказалось, что эти засечки – буквы арамейского языка (на котором говорил Иисус), и с их помощью записана... музыка!.. Если читать по фасаду слева направо и снизу вверх, то получается мелодия длительностью около часа. 

А чудом 21-го века является то, что любой из нас может послушать мелодию, записанную несколько веков назад на камне:

                       


Но вернемся к хозяевам дворца. С 1535 по 1547 год жизнь Фердинандо и Изабеллы была вполне счастливой. Они оба страстно увлекались театральным искусством: в неаполитанском дворце был устроен театр. Фердинандо поддерживал медицину, в частности, ту самую школу в Салерно, которая была знаменита с нормандских времен (прогулка 6). 
Среди его друзей были писатели и философы, а его секретарем и верным другом был Бернардо Тассо, отец великого поэта и драматурга Торквато Тассо. Автор "Освобожденного Иерусалима", кстати, родился в Сорренто, но из отведенного ему неспокойного, омраченного помешательством, полувека в этой жизни не так уж много лет провел в Неаполе, и мы оставим его судьбу за пределами нашей прогулки.

Введение доном Педро инквизиции оказалось фатальным для Фердинандо Сансеверино. Он выступил против вице-короля по этому вопросу, но проиграл. Ему пришлось отправиться в изгнание, Изабелла осталась в Неаполе и супруги разлучились навсегда. Но письма друг другу писали:

«Tu parti cuor mio caro, e mi lasci in pianto amaro...» 
Ты уехал, мое сердце дорогое, оставил меня в рыданиях горьких...

«Mi parto consumando, piangendo e sospirando...»
Я уехал уничтоженный, плача и вздыхая...


Фердинандо доживал при французском дворе и умер в 1568 году в Авиньоне. 
Изабелла оставалась в Неаполе, сохраняя нормальные отношения с испанской властью. Известно о ее переписке с кардиналом Серипандо по поводу сохранения национальной библиотеки Неаполя и даже с императором Карлом V. 

В 1555 году Изабелла отправилась в Испанию, на родину предков, для посещения одного монастыря. Через 4 года она получила разрешение вернуться в Неаполь, но неожиданная смерть настигла ее в Мадриде. По наиболее красивой, но менее правдоподобной легенде, ее корабль утонул на пути в Неаполь. 

Так загадочный неаполитанский дворец Сансеверино остался без хозяев и был в 1584 году передан монахам-иезуитам, получив название, под которым его знают и поныне, Chiesa del Gesù Nuovo (Новая церковь Иисуса). Это же имя – Piazza del Gesù Nuovo – носит небольшая площадь между этой церковью и церковью Санта Кьяра. 

Как и в Санта Кьяре, где покоится Сальво д'Аквисто, в церкви Джезу Нуово есть святой 20-го века. Это – врач Джузеппе Москати (1880-1927), но эта история из другой эпохи, и пока я могу только посоветовать посмотреть ПЕРВУЮ и ВТОРУЮ серии фильма о нем (на русском языке). 


 
Giuseppe Moscati                                     Томмазо Кампанелла

Чтобы издать свой первый труд "Философия, основанная на ощущениях", отстаивающий простую философскую мысль, что истину нужно извлекать из повседневного опыта, а не из схоластики авторитетов прошлого, Томмазо Кампанелла в 1591 году впервые отправился в Неаполь. Тут он нашел единомышленников, познакомился с Джордано Бруно и прочитал утопические труды Томаса Мора. 

Выход книги стал праздником для его единомышленников и судом инквизиции и первым тюремным заключением для автора. Через год, проведенный в тюремных подвалах, его выпустили со строгим предписанием покинуть Неаполь. 

В Неаполь Томмазо вскоре вернулся, а точнее: его сюда доставили в числе сотен арестованных. Так он впервые оказался в Кастель Нуово, но не в королевских покоях Анжуйского Замка, а в страшных камерах пыток. Теперь его обвиняли не только в "неправильных", по мнению церкви, философских воззрениях, но и в организации заговора против испанской власти с целью превратить Италию в независимую республику. 

Из 71 года своей жизни 33 Томазо Кампанелла провел в тюрьмах, где написал лучшие свои труды, включая обессмертивший его имя "Город Солнца". Только благодаря папе Урбану VIII, которому понадобились умения Томмазо как мага, астролога и предсказателя, он был освобожден. И принялся за свое: за организацию нового, и вновь неудачного, заговора против испанцев. На этот раз ему удалось бежать во Францию, где он провел последние пять лет жизни в почете, под покровительством кардинала Ришелье, продолжая учиться, учить и издавать свои труды...



Из "Города Солнца", построенного как беседа владельца гостиницы с генуэзским мореплавателем, вернувшимся после посещения удивительного "Города Солнца":

...собственность образуется у нас и поддерживается тем, что мы имеем каждый свое отдельное жилище и собственных жен и детей. Отсюда возникает себялюбие, ибо ведь, чтобы добиться для своего сына богатства и почетного положения и оставить его наследником крупного состояния, каждый из нас или начинает грабить государство, ежели он ничего не боится, будучи богат и знатен, или же становится скрягою, предателем и лицемером, когда недостает ему могущества, состояния и знатности. Но когда мы отрешимся от себялюбия, у нас остается только любовь к общине.

...мы называем мастеров неблагородными, а благородными считаем тех, кто не знаком ни с каким мастерством, живет праздно и держит множество слуг для своей праздности и распутства, отчего, как из школы пороков, и выходит на погибель государства столько бездельников и злодеев.

Мы, лучше знаем, что столь образованный муж будет мудр в деле управления, чем вы, которые ставите главами правительства людей невежественных, считая их пригодными для этого лишь потому, что они либо принадлежат к владетельному роду, либо избраны господствующей партией.

... у женщин благодаря их занятиям образуется и здоровый цвет кожи, и тело развивается, и они делаются статными и живыми; а красота почитается у них в стройности, живости и бодрости. Поэтому они подвергли бы смертной казни ту, которая из желания быть красивой начала бы румянить лицо, или стала бы носить обувь на высоких каблуках, чтобы казаться выше ростом, или длиннополое платье, чтобы скрыть свои дубоватые ноги.

Рабов, развращающих нравы, у них нет: они в полной мере обслуживают себя сами, и даже с избытком. Но у нас, увы, не так: в Неаполе семьдесят тысяч душ населения, а трудятся из них всего какие-нибудь десять или пятнадцать тысяч, истощаясь и погибая от непосильной и непрерывной работы изо дня в день. Да и остальные, пребывающие в праздности, пропадают от безделья, скупости, телесных недугов, распутства, ростовщичества и т.д. и множество народа портят и развращают, держа его у себя в кабале, под гнетом нищеты, низкопоклонства и делая соучастниками собственных пороков... 

...крайняя нищета делает людей негодяями, хитрыми, лукавыми, ворами, коварными, отверженными, лжецами, лжесвидетелями и т.д., а богатство – надменными, гордыми, невежами, изменниками, рассуждающими о том, чего они не знают, обманщиками, хвастунами, черствыми, обидчиками и т.д. 


«Город Солнца» увидел свет уже в 17 веке, разговор о котором мы продолжим в следующий раз. Нас ждут встречи с рыбаком Мазаньелло, художником Сальватором Роза, медиком Марком Северино и другими...

А сегодня я закончу Песней Моряка, и вряд ли кто-нибудь может точно сказать, в каком веке жил, пел и мечтал этот молодой моряк. Но мы точно знаем, что пел он эту песню раскачиваясь на волнах Неаполитанского залива...

Традиционно эту песню датируют 1835 годом, причем оперные певцы указывают автором Доницетти, а неоперные уверены, что музыку написал Филиппо Кампанелла, а стихи – Рафаелле Сакко, авторы с которыми мы встречались во время Третьей прогулки. 


                       

Хочу жить в доме посреди моря,
построенном из пуха павлина.
Тра-ля-ля ля-ля ля-ля-ля…

Из серебра и золота хочу чтоб были ступени
И из драгоценных камней - балконы.
Тра-ля-ля ля-ля ля-ля-ля…

Когда милая моя здесь появится,
каждый скажет: «Сегодня появилось солнце».
Тра-ля-ля ля-ля ля-ля-ля…




Оставьте комментарий к статье  - Комментариев 0



 Поделитесь статьей с друзьями





   Последние темы:


» Италия. Помпеи - о погибшем знаменитом древнеримском городе
» Неаполь город пиццы, оперы, бурлящих рынков
» О ресторанах, кафе и барах Неаполя. Видео
» Итальянский регион Сицилия – рай центрального Средиземноморья. ВИДЕО
» Неизведанная Калабрия - область на юге Италии

         Актуальные темы:

Категория: Музыка и искусство Неаполя и Италии | Добавил: maxkor | Теги: песни, история, Неаполь, мелодии, Короли
Просмотров: 6773 | | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
»
Имя *:
Email:
Код *:

При перепечатке материалов портала активная индексируемая ссылка на источник обязательна.

Copyright MyCorp © 2011 - 2016 | Web Design by Dimitriy Koropchanov | Хостинг от uWeb

Внимание! При использовании информации портала, ВАЖНО прочитать!