Вторник, 06.12.2016
Весь Неаполь, Италия и не только

Главная » Весь Неаполь » Музыка и искусство Неаполя и Италии«

07:40

Поделиться ссылкой в соцсетях

Прогулка Пятнадцатая, Часть 2. Мазаньелло: 10 дней, потрясшие Неаполь

03.05.2013, 07:40





Часть Вторая.  Читать часть первую >>>



На этой открытке, сделанной по картине Micсo Spadaro изображен тот самый помост.

 картине Micсo Spadaro изображен тот самый помост


Мазаньелло вершит правосудие. Художник Micco Spadaro (1609-1675) Музей Сан МартиноМазаньелло вершит правосудие. Художник Micco Spadaro (1609-1675) Музей Сан Мартино


Поведение Мазаньелло резко изменилось, и это было расценено как помешательство. Однажды он вдруг швырнул нож в людскую толпу, потом долго носился галопом, всю ночь плавал в море, вносил безумные идеи - преобразовать Рыночную площадь в порт или построить мост из Неаполя в Испанию.

Возможно, это было вызвано сильным галлюценогеном (розерпиной), который подмешали ему в вино во время приемов.

Есть и другое объяснение. Резкая смена статуса, огромная ответственность и непривычные задачи, вдруг обрушившиеся на плечи неграмотного молодого человека могли привести к психическому коллапсу. Говоря по-нынешнему, просто "поехала крыша".

День 12 июля Мазаньелло начал с того, что снова приговорил к смерти нескольких бандитов, включая одного парня, к которому Дженойно просил проявить сострадание. Влияние престарелого клирика на революцию и ее лидера исчезло, и он это понимал. Они больше не встречались - Сила покинула Разум. Разрыв стал губительным для обоих.

В то же время, по Неаполю быстро распространялись слухи о помешательстве Мазаньелло и даже о его нетрадиционной сексуальной ориентации и связи с 16-летним секретарем. Подобные слухи всегда распространяются быстро, и мало кто интересуется их источниками. 

13 июля в Дуомо, кафедральном соборе, Мазаньелло принес торжественную клятву, положив руку на новый Свод Привилегий. Народ Неаполя получил, наконец, возможность официально предъявить свои требования испанскому королю. Мазаньелло принадлежала главная заслуга в этой победе. 
Но в это время Дженойно, по-видимому, уже обдумывал план избавления от народного лидера, на которого он больше не мог оказывать влияние.

16 июля вновь был праздник в честь святой Марии Кармины. Утром, открыв окно, Томмазо услышал в свой адрес многочисленные обвинения в предательстве. Он тщетно пытался оправдываться. Потом он произнес фразу, ставшую поговоркой - «tu ti ricordi, popolo mio, come eri ridotto?» ("Ты помнишь, мой народ, каким жалким ты был?") и ринулся в церковь Марии Кармины, где кардинал Филомарино как раз проводил торжественную мессу. Прервав кардинала на полуслове, Мазаньелло взошел на кафедру и закричал:


Мои друзья, народ мой, люди! 

Вы думаете, что я сошел с ума, и, возможно, вы правы - я действительно безумен. Но в этом нет моей вины, а есть те, кто заставил меня сойти с ума! Я только хотел вам добра, и, возможно, в этом мое безумие. Вы раньше были отбросами, а теперь вы свободны! Я сделал вас свободными. Но сколько может продлиться эта ваша свобода? Один день?! Два дня?! Да уж, потому что потом вы все уснете в своих постелях. 

И вы будете правы - потому что нельзя прожить всю жизнь с оружием в руках. Делайте как Мазаньелло - сходите с ума, хохочите, катайтесь по земле, потому что и вы - отцы своим детям. Но если вы хотите сохранить свободу - не спите! Не бросайте оружия! Вы видите? Мне дали яд, и теперь я хочу убивать! И есть правда в их словах о том, что рыбак никогда не сможет управлять народом. Но я не хотел делать ничего дурного, и не хочу сейчас. Те, кто любят меня истинно, только одну молитву совершите обо мне - реквием, когда я буду мертв. А для остальных я повторю: я не хотел ничего для себя. Нагим я родился, нагим и умру. 

Смотрите же!


Мазаньелло Andrea De Lione (1610-1685). Музей Сан Мартино
Мазаньелло Andrea De Lione (1610-1685). Музей Сан Мартино


Он сбросил одежду и расхохотался в лицо тем, кого архиепископ направил успокоить его. Кто-то взял Мазаньелло за руку и отвел до монастырской кельи, где к нему подошло несколько человек, подкупленных испанцами. Он услышал от них дружеские слова, открыл дверь кельи и вошел в нее. Выстрелы из нескольких аркебуз сокрушили его. Голову отделили от туловища и доставили вице-королю как доказательство смерти. Тело пронесли по улицам и выбросили в помойную яму между Порта Нолана и Порта Кармина.
Люди во все века любили поглумиться над низвергнутым кумиром. 

 
Портрет Мазаньелло. Приписывается Onofrio Palumbo


В архивах испанского королевства сохранились свидетельства получения убийцами высоких санов и богатого вознаграждения. Дженойно тоже был отмечен - высоким академическим постом. Впрочем, благосклонность к нему продолжится недолго. За очередное выступление против испанской власти он будет арестован и отправлен в тюрьму в Малагу, но умрет по дороге. 

Кардинал Филомарино был вынужден в присутствии вице-короля провести молебен и воздать благодарность "благословенному Господу, пресвятой Деве и благочестивому Сан Дженнаро" за избавление от бунтовщика и возвращение спокойствия в Неаполь.

На следующий день люди, отправившиеся на рынок, обнаружили, что налоги на муку выросли до прежнего уровня, а вес хлебных лепешек опустился куда ниже уровня, установленного указом Мазаньелло. И они вспомнили о том, кто, хоть и ненадолго, смог улучшить жизнь народа. Голова и тело Мазаньелло были найдены, омыты в водах реке Себето и сшиты вместе. 

Испанские власти, опасаясь нового взрыва, не стали препятствовать выражению народного почтения убитому. Кардинал Филомарино описал события последних дней в послании к папе и получил у того разрешения лично провести похороны. Все священнослужители в его подчинении получили указание принять в них участие. 


Памятная доска в церкви КарминыПамятная доска в церкви Кармины, где вплоть до 1799 года покоились останки Мазаньелло.


18 июля за два часа до заката солнца процессия отошла от церкви Марии Кармины. Гроб, покрытый белым шелком и черным бархатом, несли на руках, как если бы там были останки святого. Справа от него несли меч, а слева - жезл капитан-генерала народа. За гробом следовали десятки тысяч неаполитанцев. Все окна были открыты, и в них колыхался свет свечей. 

Когда кавалькада пересекла улицу Толедо и приблизилась к королевскому дворцу, вице-король приказал приспустить испанские флаги в знак траура. 
Эмоциональные и в высшей степени религиозные неаполитанцы искренне выражали свое почитание - пели псалмы, кричали «Sancte Mas'anelle, ora pro nobis» ("святой Мазаньелло, молись за нас"). Некоторые женщины пытались прикоснуться к телу или даже оторвать кусочек локона, чтобы сохранить его как реликвию. 

Томмазо Аньелло был похоронен в церкви Марии Кармины, где его останки пребывали полтора века, до событий 1799 года. И хотя это уже история из другой эпохи, сам факт, что король Фердинанд пошел на уничтожение старинной могилы, превратившейся в место паломничества республиканцев, свидетельствует о том эмоциональном воздействии, которое "десять дней Мазаньелло" оказали на неаполитанцев.

Грустная судьба ожидала Бернардину, вдову Мазаньелло. Она, ее мать и сестра были вынуждены бежать в Гаэту, где две последних вскоре были убиты. Беременную Бернардину пощадили, она вернулась в Неаполь, где впала в ужасную нищету и зарабатывала на жизнь проституцией. Умерла Бернардина во время эпидемии чумы 1656 года, через 9 лет после мужа. 


Чтобы развеять грустное настроение, послушаем вот такую песенку Aniello Misto с диска 2011 года 



После убийства Мазаньелло волнения в Неаполе не прекратились. Дженойно и кардинал Филомарино не могли убедить народ начать переговоры с властью.

Во главе восстания появился новый лидер - оружейник Дженнаро Аннезе, мастер по аркебузам.


21 августа восставшие атаковали и разгромили на набережной Санта Лючия испанский гарнизон, охранявший квартал испанской знати.
Под контроль был взят форт Кармины, одно из краеугольных оборонительных сооружений, возведенное около века назад доном Педро ди Толедо (Прогулка 14). К сожалению, перестройка Неаполя начала 1900-х оставила от форта лишь фрагменты.

Форт Кармина – на старинном рисунке и современные остатки
Форт Кармина – на старинном рисунке и современные остатки


На следующий день испанские корабли, базировавшиеся в Неаполе, блокировали город, обеспечив вице-королю укрытие, из которого он продолжал посылать восставшим обещания не вводить новые налоги и предоставить народу определенную автономию. Он явно пытался выиграть время в ожидании главных сил.

Испанский флот прибыл в начале октября. Им командовал 18-летний адмирал Хуан Хозе Австрийский. Юноша не был гениальным от рождения мореплавателем, он просто был сыном короля Филиппа IV, хотя и незаконным.

 Им командовал 18-летний адмирал Хуан Хозе АвстрийскийJuan José de Austria (1629-1679)


Знатные неаполитанцы решили пожаловаться адмиралу на налоговые бесчинства вице-короля, но большинство восставших вполне обоснованно считали это бессмысленным.

16 октября бунтари объявили о конце подданства испанской короне и решили обратиться за помощью к французам. Длинная история города так и не научила неаполитанцев тому, что все иноземные правители мало отличаются друг от друга.

Хотя определенная логика тут была. Завершалась тридцатилетняя война - кровопролитный многоплановый конфликт, сокративший на треть население центральной Европы. Франция выходила из этой войны мощной державой, а Габсбурги - испанские и австрийские - заметно ослабленными. Это, впрочем, совсем не означало, что Франция решится на захват Неаполя, а Испания так просто его уступит.

А главное - восставшим предложил свои услуги француз Анри II Лоррейнский, герцог де Гуиз. Этот герцог был прямым потомком Рене Анжуйского, изгнанного из Неаполя Альфонсо Арагонским двумя веками ранее (Прогулка 13). Тем самым возникала иллюзия легальной подоплеки для возвращения Неаполя дому Анжу. 


 восставшим предложил свои услуги француз Анри II ЛоррейнскийHenri II de Lorraine, Duc de Guise


Биография Анри была бурной. Уже в 25-летнем возрасте он стал архиепископом Реймса, а через год, после неожиданной кончины старшего брата - герцогом. За участие в заговоре кардинал Ришелье приговорил его к смертной казни, но Анри скрылся во Фландрии. 

Encyclopedia around Naples говорит о нем так: 


Герцог был со всех точек зрения никчемным малым, который не имел никакой репутации при французском дворе, на поддержку которого он вынужден был рассчитывать. (Он был врагом Ришелье, и по одному поводу был приговорен к смерти). Сомнительная личная жизнь герцога была отражена поговоркой: "его нареченная осталась во Франции, жена - во Фландрии, любовница - в Риме, а в Неаполе он оставит свою шкуру". Никакой поддержки он не имел и у нового французского премьер-министра кардинала Мазарини, наследника Ришелье. 


Зато Анна Гонзага, одна из дам, упомянутых в поговорке, оставила нам совсем другое мнение:


Мсье Гуиз имел стать, ауру и манеры героя романа, и вся его жизнь несла отпечаток его натуры. Величие правило всем этим человеком и всем, что его окружало; его речь была особо изящной: все, что он говорил, все что он делал, показывало, что он был особенным человеком. 

Амбиции и любовь доминировали в его деяниях, которые были величественны; с таким прославленным именем, героической натурой и некоторой удачей все его планы осуществлялись. У него был дар влюблять в себя каждого, кому он хотел угодить, в числе которых были многие князья дома Лоррейн. Он был переменчив в своих отношениях, непостоянен в намерениях, стремителен в достижении целей. 



Что называется, почувствуйте разницу. Влюбленная женщина...

Анна-Мария убеждала всех, что заключила с "мсье Гуизом" тайный бракAnna-Maria Gonzaga


Анна-Мария убеждала всех, что заключила с "мсье Гуизом" тайный брак еще в 1639 году (когда ей было 23, а ему - 25), мсье Гуиз этот факт всегда отрицал.


Но вернемся в Неаполь


22-го октября восставшими была провозглашена Serenissima Monarchia repubblicana di Napoli - "Светлейшая республиканская Монархия Неаполя". В самом этом названии уже было противоречие - так все-таки республика или монархия? 

Первое слово явно было позаимствовано у Венецианской республики, которая вошла в историю просто как La Serenissima. Слово serene означает "ясный", "тихий", "безмятежный". Неаполитанская "Серениссима" не была ни тихой, ни безмятежной. 


У венецианцев был позаимствован и титул "дож". Венецианские дожи правили своей республикой 1100 лет. Единственный неаполитанский дож Анри Лоррейнский герцог де Гуиз - лишь несколько месяцев. Да и правил ли? 

Документ эпохи - рассказ о "героическом революционном народе Неаполя", об "истинном освобождении Партенопеи" и об Анри де Гуизе, доже "Серениссимы".

Итак, герцог Анри принес присягу верности народу Неаполя 17 ноября. На родине у герцога не было высокой репутации. У восставших он тоже не вызывал особого уважения - их лидером был оружейник Аннезе.

В декабре французский флот все-таки прибыл к неаполитанским берегам, но французы никак не могли разобраться, кто на деле командует восставшими.
Такого человека просто не было.

Наступил 1648 год. 28 января дон Хуан Хозе Австрийский, наконец-то, сместил вице-короля герцога Аркоса, и сам занял его место.


Но усилия юноши ни к чему не привели. Герцог де Гуиз через посредника, которым оставался кардинал Филомарино, предложил отменить ненавистные налоги и объявить амнистию. Хуан не ответил. В середине февраля бунтовщики снова атаковали позиции испанцев, но на этот раз безуспешно. Никто в Неаполе не знал, что делать дальше. 

Но знали в Мадриде. Король снова поменял вице-короля, прислав более опытного - графа Íñigo Vélez de Guevara, "рафинированного дипломата, циника и эксперта", до этого служившего испанским послом при папском дворе. 


Иньиго с войском высадился в ГаэтаÍñigo Vélez de Guevara


Иньиго с войском высадился в Гаэта, без сопротивления подошел к Неаполю с севера и занял город. Де Гуиз пытался объединить восставших, но неаполитанцы устали бунтовать, им уже было все равно. 

Войско оружейника Аннезе было разбито у форта Кармины и сдалось.
5 апреля 1648 года "республиканская монархия" Неаполя перестала существовать. 

4 июня 40 французских кораблей все же попытались захватить город, но без поддержки с суши у них ничего не вышло. Через пару месяцев еще более мощный французский флот все-таки занял остров Прочида, но затем был разбит у острова Искья, у Поццуоли и у Салерно. 


"Неаполитанского дожа" герцога Гуиза испанцы арестовали и продержали у себя четыре года. 
Оружейника Аннезе ждала более печальная участь. Он был заточен в Кастель Нуово и вскоре обезглавлен все на той же Пьяцца Меркато.

Капитуляция Неаполя перед Хуаном Австрийским (Carlo Coppola, 1648)
Капитуляция Неаполя перед Хуаном Австрийским (Carlo Coppola, 1648)

Говорят, история повторяется дважды - сначала как трагедия, потом как фарс. С неаполитанскими республиками получилось наоборот. 


Несмотря на одну отрубленную голову и несколько сражений, "неаполитанская серениссима" выглядела как карикатура на венецианскую республику. 

Трагедией станет вторая попытка установить в Неаполе республику - полтора с лишним века спустя и опять при участии французов, на этот раз, Наполеона. Но эта история для нас еще впереди.


29 февраля 1828 года в парижском театре "Гранд Опера" состоялась премьера оперы La muette de Portici («Немая из Портичи»), которую написал француз Даниэль Обер (Auber). 

премьера оперы La muette de Portici («Немая из Портичи»), которую написал француз Даниэль Обер (Auber)Daniel Auber


Либретто написал Жермен Делавинь, но доводил его до кондиции Эжен Скриб, тот самый поэт, с которым через 27 лет будет так конфликтовать Верди по поводу «Сицилийской Вечерни» (Прогулка 10). 

Не знаю уж, насколько Скриб был причастен к переименованию оперы, поначалу она называлась «Мазаньелло». А "немую из Портичи" звали Фенелла и была она выдуманной либреттистами сестрой Мазаньелло. 

Как вы представляете немую в главной роли в опере? 
Очень просто – она должна танцевать. 

Говорят, что Обер не смог подобрать подходящую певицу для задуманной роли и махнул рукой – найдем балерину и пусть она будет немой. 

Эта идея себя более чем оправдала. Опера Обера положила начало новому жанру - Гран Опера (Большая французская опера). В главном парижском театре теперь нельзя было поставить оперу, если в ней не было длинных балетных сцен. Вспомните «Вальпургиеву ночь» в Фаусте, цыганские танцы в Кармен или мучения Верди над танцами в той же «Сицилийской Вечерне». 

Либреттисты, как всегда, переврали исторические факты, и оперный Мазаньело борется не против несправедливых налогов, а за честь сестры, соблазненной сыном вице-короля. 

На премьере партию Мазаньелло пел молодой француз Адольф Нурэ, который в последующее десятилетие завоюет славу лучшего тенора эпохи (наряду с соотечественником Дюпре).

На премьере партию Мазаньелло пел молодой француз Адольф НурэAdolphe Nourrit


Через 11 лет после премьеры «Немой из Портичи» Нурэ, которому было всего 35, ушел из жизни практически там же, где погиб его персонаж. Он выбросился из окна гостиницы Барбайо после того, как был освистан неаполитанской публикой. Чуть подробнее об этом написано в посте "Мазаньелло и музыка". 

Через 2 года после Парижа "Немую из Портичи" поставили в Брюсселе. Это представление стало уникальным в истории музыки - выйдя из зрительного зала, публика совершила революцию! 

Музыка Обера, и главное, бунтарский дух Мазаньелло так воодушевили народ, что после представления начались массовые беспорядки, которые привели к отделению Бельгии от Нидерландов и основанию королевства Бельгии. Эти события так и вошли в историю под названием "оперной революции"


Только в Неаполе с его невежественным, изменчивым и суеверным населением могут совершаться дела столь немыслимые, становясь достоянием истории. 
- Дюма-отец, "Сан-Феличе"



Но написано это было про другую эпоху







Оставьте комментарий к статье  - Комментариев 0



 Поделитесь статьей с друзьями

Категория: Музыка и искусство Неаполя и Италии | Добавил: maxkor
Просмотров: 1649 | | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
»
Имя *:
Email:
Код *:

При перепечатке материалов портала активная индексируемая ссылка на источник обязательна.

Copyright MyCorp © 2011 - 2016 | Web Design by Dimitriy Koropchanov | Хостинг от uWeb

Внимание! При использовании информации портала, ВАЖНО прочитать!