Вторник, 06.12.2016
Весь Неаполь, Италия и не только

Главная » Весь Неаполь » Музыка и искусство Неаполя и Италии«

06:40

Поделиться ссылкой в соцсетях

Прогулка Пятнадцатая. Мазаньелло, или 10 дней, которые потрясли Неаполь

03.05.2013, 06:40



Автор:  Ech
 
 
 
 
 
 
Десять июльских дней 1647 года навсегда остались в памяти неаполитанцев, хотя участники тех событий не ставили грандиозных целей, ничего толком не добились, а главный герой погиб при не очень понятных обстоятельствах. Тем не менее, про него до наших дней сочиняют песни, ставят спектакли и снимают фильмы. 
 

Наверное, чтобы понять это, нужно быть неаполитанцем.

 
Наверное, чтобы понять это, нужно быть неаполитанцем
 
 
Вторую сотню лет Неаполь был вице-королевством в составе испанской империи. Жизнь города в начале 17-го века постоянно ухудшалась. Население росло, питаемое миграцией из окрестных сельскохозяйственных районов и достигло четверти миллиона. Испанская администрация, понукаемая из Мадрида, все туже закручивала налоговые гайки. Неурожаи, голод, эпидемии, страшное извержение Везувия 1631 года… 
 
При этом знатные иностранцы получали привилегии и на свою жизнь не жаловались.
 
В периоды подъема правительства вкладывают средства в науку, в исследования, в образование. Во время заката преобладают военные расходы. Для испанской короны период подъема, когда она столь успешно проинвестировала в Колумба и географические открытия, был далеко позади. Теперь деньги шли на тридцатилетнюю войну, на безуспешные попытки противостоять сепаратистским настроениям в Нидерландах и Португалии, на подавление мятежей в Барселоне и на Сицилии
 
В 1646-1647 годах волнения происходили в Мессине, Катании, Палермо. Сицилийские города бунтовали в ответ на повышение налогов, вызванных предыдущими расходами, так что круг замкнулся.
 
11 февраля 1646 года в Неаполь прибыл новый вице-король - Родриго Понсе де Леон, герцог Аркос. Осенью того же года Мадрид срочно потребовал дополнительный миллион дукатов с Неаполя. Вице-король, герцог д'Аркос, не проявил оригинальности и ввел новый налог - на торговлю фруктами. Герцог, говорят, был не слишком опытным политиком, но зато большим любителем светских развлечений. 
 
Когда в декабре 1646-го года вице-король следовал на рождественскую мессу, его карету окружила возбужденная, протестующая толпа. Перепуганный герцог пообещал налог отменить, но об обещании запамятовал, как только оказался в безопасности
 
Однако, неаполитанцы о нем не забыли, и их терпения хватило еще на полгода. 
 
В последовавших событиях главную роль сыграли два человека. Один из них олицетворял мысль, а другой - силу, и пока мысль и сила были заодно, им все было подвластно. 
Мыслью Неаполя был Джулио Дженойно, 81-летний священник и юрист, прошедший тюрьмы и изгнание за участие в народных волнениях 1585-го и 1620-го годов.
 
Дженойно был знаком с основополагающими документами Неаполитанского вице-королевства и отлично знал, какие привилегии, данные Неаполю еще императором Карлом V, исчезли за век с небольшим правления череды вице-королей.
 
 
Силу народа олицетворял Томмазо Аньелло, "рыбак из Амальфи", как его часто и неправильно называют, или Мазаньелло, как его называли неаполитанцы, соединив два имени в одно.
 
Это был молодой человек двадцати семи лет красивой наружности с коричневатым загорелым лицом, черными глазами, светлыми волосами, изящно собранная прядь которых свисала вдоль шеи. Он одевался как моряк, но в своем индивидуальном стиле, который под парусом придавал ему вид веселого пилигрима. 
 
 
Отец Томмазо, рыбак и рыботорговец, носил имя Франческо (Чикко) Амальфи. Полное имя Мазаньелло было Томмазо Аньелло д'Амальфи, то есть последнее слово было чем-то вроде фамилии. Он родился в Неаполе и к Амальфи никакого отношения не имел. 
 
Версию о происхождении Мазаньелло из Амальфи, должно быть, выдумали испанцы, чтобы опорочить его и утверждать, что он с юности вел знакомства в амальфитанских кругах бандитов. 
 
До истины же докопался Сальваторе ди Джакомо (поэт и знаменитый автор неаполитанских песен), в 1896 году обнаруживший в архивах неаполитанской церкви св. Катерины запись о крещении Томмазо. 
В той же церкви 21-летний Томмазо венчался с Бернардинй Пиза, которой тогда было 16.
 
Мазаньелло всю жизнь прожил на улочке Vico Rotto, в двух шагах от Piazza Mercato - Рыночной площади. Дом на этом месте сейчас выглядит по-другому, но на нем висит памятная доска, установленная в день 350-летия тех событий. 
 
 
Мазаньелло всю жизнь прожил на улочке Vico Rotto, в двух шагах от Piazza Mercato
 
 
 
Зато сохранилась и дошла до нас вот эта мелодия 17-го века, которую издавна называют «тарантеллой Мазаньелло». 
 
 
 
 
Мы уже как-то посвятили Рыночной площади и соседней церкви Марии Кармины целую Прогулку. Сегодня это место снова станет центром событий:
 
В те времена в этой части города жизнь кипела куда более активно, чем теперь. Перестройка Неаполя в конце 19-го - начале 20-го века отделила Рыночную площадь от нового центра города и отняла у нее ту роль, которую она играла многие века. 
Это был не просто рынок, тут находилась любимая народом церковь Кармины; тут проходили народные празднества; здесь происходили исторические события, такие как казнь Конрадина, швабского претендента на корону; виселицы и разнообразные орудия пыток были установлены на площади и активно использовались в 17-м веке. Королевские солдаты толпились на площади; здесь было грязно, шумно, суматошно, пестро, деловито и, что очень важно, именно здесь платили налоги.
 
Перестройка Неаполя в конце 19-го - начале 20-го века отделила Рыночную площадь
Рыночная площадь (с картины Микко Спадаро)
 
 
Автор этой картины был очевидцем описываемых событий. В романе «Сан-Феличе», который, хотя и повествует о другой эпохе, Дюма-отец делает вот такой исторический экскурс: 
 
 
Micco Spadaro, художник (1609/1610 – 1675)После восстания 1647 года, то есть после недолгой диктатуры Мазаньелло, живописцы, принимавшие участие в этой революции под именем «соратников смерти» и принесшие клятву истреблять испанцев, где бы они их ни встретили, — такие, как Сальваторе Роза, Аньелло Фальконе, Микко Спадаро (иными словами, самые выдающиеся таланты своего времени), укрылись от преследований в обители святого Мартина, имевшей право убежища. 
 
 
Но раз уж они там оказались, настоятель задумал извлечь из этого пользу. Он поручил художникам расписать церковь и помещения монастыря, а когда они спросили, какова будет плата за их труды, ответил:
— Жилье и пища.
 
 
Художники нашли такое вознаграждение недостаточным, и тогда аббат отворил ворота со словами:
— Поищите в другом месте, может быть, найдете что-нибудь получше. Искать в другом месте значило попасть в руки испанцев и очутиться на виселице. Они примирились с неизбежностью и покрыли стены шедеврами. 
 
Cобытия 1647 года послужили сюжетом множества произведений. Только в последние десятилетие появились полнометражный фильм и мюзикл. 
 
А вот в этой песне 2000 года Джиджи д'Алессио, посвятил им куплет.
 
 
 
Sole, cielo e mare (Vincenzo D’Agostino – Luigi D’Alessio)
 
С руками в карманах я иду по мостовой,
Думая о том сколько лет этому городу.
И также как дождь напоминает о весне
На камнях написана история, которую можно изучать.
 
Солнце, небо и море, земля наша южная,
У этого моря война шла до вчерашнего дня 
 
Командовал король, его дворец еще стоит, можно на него посмотреть
Мазаньелло в земле и убит, прежде чем он узнал, 
что ребята неаполитанцы преследовали сарацин 
и поразили всех остальных в этом городе.
Трехцветный флаг реет здесь, но сколько крови он стоил!
 
Солнце, небо и море, земля наша южная,
Другую война не должны мы дать нашим детям.
 
Я хочу проснуться однажды утром в таком мире который устал от вражды
и на земле где никакой дом не должен дрожать 
и хотел бы, чтобы старики превратились в детей
и имели бы еще много времени до смерти
И люди с того света должны были вернуться.
Эта надежда, которая… нам дает силу продолжать жизнь 
 
Смуглое личико, которое умирает от голода пока
все мы не поймем, что должны дать ему кусок хлеба.
Иногда мысль может превратиться в молитву 
Это чудо только Бог может нам дать.
 
Солнце, небо и море, земля наша южная,
Другой войны не должны мы дать нашим детям.
 
 
Кстати, причем здесь сарацины? 
 
Постоянные битвы с турецкими пиратами не так давно отошли в прошлое, многочисленные сторожевые сооружения, прозванные "сарацинскими башнями" протянулись вдоль береговой линии, а битва при Лепанте 1571 года, положившая конец турецкой напасти, еще была свежа в народной памяти. Шуточные сражения неаполитанцев с сарацинами были неотъемлемым атрибутом народных празднеств. 
 
Сарацинские башни
Сарацинские башни
 
Но вернемся к нашей истории.
 
По короткой и не очень точной версии событий, 27-летний неграмотный рыбак, наделенный харизмой Робина Гуда, возглавил народный бунт против испанского вице-короля Неаполя. Поводом для бунта послужило введение нового налога на торговлю фруктами. 
 
 
Вице-король не смог ни одолеть, ни подкупить Мазаньелло, и тогда обласкал его – назначил «генерал-капитаном народа Неаполя», пригласил на парады, балы и банкеты. В результате Мазаньелло «сошел с ума» (по мнению его соратников) – то ли от резкого возвышения, то ли от действия яда.
 
Вице-король не смог ни одолеть, ни подкупить МазаньеллоНа десятый день бунта Мазаньелло, в неадекватном состоянии, ворвался в церковь Марии Кармины во время религиозного праздника, произнес пламенную речь, после чего снял одежды прямо в церкви, нанеся тем самым жуткое оскорбление религиозным неаполитанцам. После этого он был то ли растерзан бывшими друзьями, то ли зарезан наемным убийцей. 
 
История не очень понятная, и мне захотелось разобраться, что же произошло на самом деле.
 
Власть собирала налоги всеми возможными методами, народ пытался избежать их уплаты всеми средствами - все было как всегда... Мазаньелло носил рыбу прямо в дома покупателей, минуя уплату пошлины. Сборщики налогов его ловили и периодически сажали в тюрьму. К 1647 году он уже заслужил авторитет первоклассного контрабандиста. Некоторые современные историки называют его одним из лидеров каморры своего квартала. В отличие от сицилийской мафии, каморра не является иерархически организованной структурой, а состоит из множества равноправных семейств.
 
Два фактора повлияли на решимость Мазаньелло. Во-первых, в тюрьме он встретил человека, который свел его с Дженойно, и престарелый клирик стал его учителем.
 
Во-вторых, арестовали Бернардину - за то, что она пыталась пронести на рынок муку, насыпанную в чулок, чтобы избежать уплаты пошлины. Восемь дней она провела в застенке и Мазаньелло уплатил сотню скудий чтобы вызволить жену. Для него это стало последней каплей.
 
Первый шаг был сделан 6 июня, когда подговоренные Томмазо торговцы подожгли контору по сбору налогов и спалили учетные книги.
 
30 июня, во время религиозного праздника Мазаньелло собрал группу бедняков-ладзарони, одел их в наряды сарацин, вооружил муляжами копий и провел под балкон дворца, на котором стояла испанская знать. Неаполитанцы называли сарацин "alarbi" - вероятно так на диалекте отразилось слово "арабы". 
 
Alarbi были готовы к обычному шуточному сражению, но в этот раз перед ними стояла другая задача. В течение всего торжества из-под балкона в адрес испанцев раздавалась непереводимая, но отлично понятная игра слов с использованием идиоматических выражений самых разных диалектов.
 
Но настоящий взрыв произошел 7 июля, когда торговцы овощами собрались под командой Каррезе Мазо из Поццуоли, двоюродного брата Мазаньелло, и вознамерились прорваться на рынок без уплаты пошлины. 
 
К месту конфликта явился некто Андреа Наклерио, ранее избранный народом, но он занял сторону сборщиков налогов. После короткой перепалки с ним, Мазаньелло созвал своих alarbi и направил их в сторону дворца с криками "Да здравствует король! Долой дурное правительство!".  Смяв охрану из испанских солдат и немецких мерсенариев, бунтовщики достигли покоев вице-королевы. 
 
Микко Спадаро. Сцена революции
Микко Спадаро. Сцена революции
 
 
Вице-король чудом спасся, укрывшись в монастыре св. Луиджи, откуда через кардинала Асканио Филомарино, пользовавшегося уважением в народе, снова передал обещание отменить наиболее тяжелые налоги. Но, не будучи уверенным что ему поверят, он сначала перебрался в замок сант'Эльмо на холме Вомеро, а затем - в Кастель Нуово: и рядом с Рыночной площадью, и в безопасности за неприступными стенами замка.
 
Замок сант'Эльмо
Замок сант'Эльмо
 
 
Ненавистные налоги были отменены, но планы Дженойно шли куда дальше. Дело всей его жизни, казалось, было близко к осуществлению. Дженойно хотел добиться восстановления прав, установленных Карлом V, а именно, равного представительства разных слоев в органах власти, и более справедливого распределения собираемых налогов между сословиями. Посредником в переговорах вновь стал кардинал Филомарино.
 
 
У Мазаньелло были свои планы, и он не откладывал их исполнение в долгий ящик. В первую же ночь после бунта были сожжены дома богатых купцов и всех, причастных к взиманию налогов. В первую очередь пострадали Джероме Летиция, имевший неосторожность арестовать Бернардину, и Андреа Наклерио, поддержавший сборщиков налогов. Налоговые конторы вместе со всеми учетными книгами тоже превратились в пепел. Все арестованные за неуплату пошлин и контрабанду были выпущены из тюрьмы.
 
 
Кардинал Филомарино     Доменико Перроне, бандит
Кардинал Филомарино                           Доменико Перроне, бандит
 
 
Дженойно же потратил следующие два дня на то, чтобы получить от вице-короля оригинальные документы о привилегиях Неаполя. Сначала из дворца прислали не те бумаги, потом - подложные. Герцогу Маддалони, в дом которого Мазаньелло совсем недавно доставлял рыбу и который относился к Томмазо, как к слуге, пришлось сбежать из города, спасаясь от гнева толпы после передачи очередной фальшивки. Наконец, кардинал Филомарино получил подлинный документ о правах Неаполя, предоставленных городу еще Фердинандом Католиком и подтвержденных его внуком, императором Карлом V в 1517 году (Прогулка 14).
Кардинал передал бумаги Мазаньелло и Дженойно.
 
Представьте себе неграмотного парнишку, которому вручили юридический документ, написанный полтора века назад. Вероятно, он казался ему атрибутом какой-то загадочной игры, затеянной Дженойно. Вот отмена пошлин, освобождение друзей и наказание врагов были вещами вполне конкретными. 
 
10 июля, на четвертый день бунта, в церкви Кармины проходило публичное оглашение документов Карла V. В это время герцог Маддалони привел к церкви 300 бандитов под предводительством Доменико Перроне. Головорезы ворвались в церковь с единственной целью - уничтожить Мазаньелло, но народ дал им достойный отпор. Перроне был убит, убегавших бандитов догоняли и линчевали на месте. 
 
Такая же судьба ждала Джузеппе Карафа, брата герцога, чью голову, отделенную от тела, доставили Мазаньелло. 
 
«Убийство дона Джузеппе Карафа» Micco Spadaro (1609-1675) Музей Сан Мартино
«Убийство дона Джузеппе Карафа» Micco Spadaro (1609-1675) Музей Сан Мартино
 
 
В тот же день в залив прибыл испанский флот из Генуи под командованием адмирала Джанеттино Дориа. Мазаньелло приказал, чтобы флот не приближался к берегу ближе, чем на милю, и адмирал не рискнул его ослушаться. Он только послал гонца с просьбой хотя бы снабдить флот провизией, чтобы моряки не умерли с голоду. Посланник адмирала обратился к недавнему рыбаку «Sua Signoria illustrissima» ("Ваше Светлейшее Превосходительство"), и польщенный Мазаньелло распорядился отправить на корабли четыреста караваев хлеба.
 
В четверг 11 июля народная ассамблея ратифицировала в церкви Кармины новый акт о привилегиях, после чего Мазаньелло в сопровождении кардинала Филомарино отправился во дворец вице-короля. Во время приема произошел непонятный эпизод - Томмазо ненадолго потерял сознание. 
 
Вице-король сделал безуспешную попытку подкупить Мазаньелло, после чего объявил его "генерал-капитаном народа Неаполя". Такой титул действительно существовал в прошлом.
 
Теперь Мазаньелло принимали при испанском дворе, он был осыпан почестями, сменил одежду рыбака на наряд знатного человека. Он бывал на приемах в королевском дворце вместе с Бернардиной, которая была представлена вице-королеве.
Возле дома Мазаньелло был возведен помост, с которого он объявлял новые законы от имени короля Испании. 
 
 
 
 

Оставьте комментарий к статье  - Комментариев 1



 Поделитесь статьей с друзьями





   Последние темы:


» О ресторанах, кафе и барах Неаполя. Видео
» Итальянский регион Сицилия – рай центрального Средиземноморья. ВИДЕО
» Неизведанная Калабрия - область на юге Италии
» Вулкан Везувий над равнинами региона Кампания
» Сицилия, место, где встречаются два континента

         Актуальные темы:

Категория: Музыка и искусство Неаполя и Италии | Добавил: maxkor | Теги: песни, Мазаньелло, музыка, история, Неаполь, прогулка
Просмотров: 1978 | | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1 Samanta   (04.05.2013 21:57)


ух, ты, как интересно и познавательно! увязали воедино очень много понятий, которые я знала, но совсем не сопоставляла между собой. теперь все ясно и понятно - лучше, чем на уроке истории в школе! и гораздо интереснее

»
Имя *:
Email:
Код *:

При перепечатке материалов портала активная индексируемая ссылка на источник обязательна.

Copyright MyCorp © 2011 - 2016 | Web Design by Dimitriy Koropchanov | Хостинг от uWeb

Внимание! При использовании информации портала, ВАЖНО прочитать!