Четверг, 08.12.2016
Весь Неаполь, Италия и не только

Главная » Весь Неаполь » Музыка и искусство Неаполя и Италии«

12:11

Поделиться ссылкой в соцсетях

Санта Кьяра или привилегия быть бедным. Одиннадцатая прогулка по истории Неаполя

28.09.2012, 12:11




В современном человеческом существовании, на 99% состоящем из необоримого стремления к приобретениям и удовольствиям, жизнь, посвященная тому, чтобы добиться права не владеть ничем, представляется кому-то непонятной, кому - то глупой, а кому-то смешной.


Если Вы вдруг окажитесь в Неаполе, зайдите в церковь Санта Кьяра, медленно пройдите в тишине вдоль стен и надгробий, постойте у могилы Сальво д'Аквисто. Может быть, Ваша оценка немного изменится, и Вы вспомните, что в нашей короткой жизни могут быть и другие ценности...


 окажитесь в Неаполе, зайдите в церковь Санта Кьяра

Прогулка Одиннадцатая. Санта Кьяра или привилегия быть бедным

К югу от американского Сан-Франциско протянулась Santa Clara Valley - долина Санта Клара, сегодня более известная как Кремниевая долина.
Город Санта Клара входит в цепочку небольших городков, названия которых известны гораздо меньше, чем имена компаний, которые тут базируются - Oracle, Microsoft, Intel, Yahoo, Google, Twitter, Adobe, Facebook, MacAfee, ну и так далее... 

Жизнь в Долине не похожа на жизнь остального мира и даже остальной Америки. Бизнесмены тут не носят галстуков, профессора Стэнфорда читают лекции в джинсах, телефоны и электронная почта быстро уступают место общению через Skype, LinkedIn и Facebook. Вы можете задать вопрос миллиардеру онлайн, и он вам обязательно ответит - если вопрос был по существу.
Тут царит необыкновенно дружелюбный психологический климат. Тут верят, что вышедший из-за угла китаец, русский, афроамериканец или даже местный белолицый в стоптанных кроссовках и с ноутбуком под мышкой может завтра стать новым Стивом Джобсом или Марком Цукербергом. 

Тут живут тысячи миллионеров, чье богатство сформировано не жадностью коррумпированного чиновника, а законами бизнеса: фирма или быстро развивается благодаря мозгам и упорству команды или разоряется. Тут все по-честному.

И все же...

Обитатели Долины, набожные как большинство американцев, несут в мир новые технологии, новое в человеческих взаимоотношениях и создают огромные богатства. Но они редко вспоминают о двух итальянцах, которые когда-то отказались не только от богатства, но и от всякого имущества ради своей любви - любви к Богу и любви к людям. 

А ведь их имена звучат здесь каждый день, потому что этими именами названы город Сан-Франциско и долина Санта Клара. 

Было это восемь веков назад.
<<...время было темное: мир казался подавленным надвигавшейся старостью, и око веры было затуманено, а на шлаках времени накопились шлаки грехов. Но Бог послал Франциска — сияющее солнце Ассизи, а потом и Клару — «ярко горящий свет для всех женщин»...>>

Имена Клары и Франциска перекочевали в Америку в восемнадцатом веке благодаря испанским монахам, назвавших так свои первые скромные общины. Я же предпочту использовать исконные итальянские имена - Кьяра и Франческо. 

Мы уже упоминали (Прогулка 8) о городке Ассизи, в котором был крещен Фридрих II – "Stupor Mundi”, родившийся в походной палатке на рыночной площади соседнего Йези.

К югу от американского Сан-Франциско протянулась Santa Clara Valley - долина Санта Клара

За несколько месяцев до Фридриха вон в том кафедральном соборе окрестили новорожденную девочку Кьяру из семейства Оффредуччо. Это имя, означающее «светлая, чистая», она получила не случайно. Перед родами ее мать Ортолана услышала голос, произнесший: «Ты родишь свет, который озарит мир!» 
В соборе и поныне хранится реликвия – древняя купель, в которой крестили Франческо, Кьяру и, возможно, Фридриха II

Очень богатая семья Оффредуччо из старинного римского рода была вынуждена провести несколько лет в изгнании, в Перудже. Возвращаясь на родину, 12-летняя Кьяра встретила на корабле освобожденного пленного, 23-летнего Франческо Бернардоне.
Вернувшись в родной Ассизи, Франческо быстро прослыл богатым повесой и гулякой.

древняя купель, в которой крестили Франческо, Кьяру

Но вот однажды Кьяра повстречала Франческо вновь:

<<«Франциск Бернардоне, это ты?» – тихо произнесла она. «Где же его изящный наряд? Как случилось, что он выглядит, как нищий?» - один за другим возникали вопросы. А он подошел ближе, сбросил на землю свой тяжелый узел. Что-то загромыхало, и к ногам Франциска высыпалось несколько камней.
- Я собираю камни. Ремонтирую Порциункулу (часовня в честь Пресвятой Богородицы Ангельской), - сказал он, смущенно улыбаясь.
- Да, этот бедный храм разрушается, – ответила она тихо и добавила: - Он нуждается в помощи.
- Ну да! Храм нуждается в помощи! Откуда ты это знаешь? – спросил он, напряженно вглядываясь в ее лицо.
- Я молюсь, потому что чувствую, что Бог ожидает этого от меня. Моя молитва нужна ему так же, как эти камни, которые ты носишь.
- Ты воистину созидаешь, - произнес он.
- От чего ты так изменился? – спросила Клара.
- Мир, в котором я жил, не настоящий, а я хочу жить, - ответил он…>>


Так начались их тайные встречи для разговоров о Боге. Ее всегда сопровождала одна из кузин, а его - кто-то из братьев по ордену - чтобы исключить намеки на непристойность.

встретила на корабле освобожденного пленного, 23-летнего Франческо БернардонеВ юном возрасте Кьяра ощутила ничтожность мирских благ, жизнь казалась печальной и пустой. Проповеди Франческо и желание понять причины, так разительно изменившие этого человека, дали ее жизни новый смысл. В 13-ом веке людей, добровольно отказавшихся от богатства и удовольствий, было ничуть не больше, чем в 21-ом.

Ровно восемь веков прошло с Вербного воскресенья 18 марта 1212 года, когда во время раздачи пальмовых ветвей в соборе святого Руфино силы оставили Кьяру, и она не смогла подняться со скамьи. Гвидо, епископ Ассизи, который уже знал от Франческо о намерениях девушки бежать из родного дома, сам спустился и передал ей ветвь. 

Ночью того же дня Кьяра тайно вышла из дома через дверь, предназначавшуюся для выноса тел умерших, немыслимым образом сдвинув поленницу дров и мраморную колонну. 
В сопровождении кузины она направилась за городскую стену в сторону капеллы Порциункула. Ночью ворота города запирались на ключ, который хранился у мэра, и так и осталось загадкой, как девушки решили эту проблему.

Потом Кьяра навсегда сменила мирские одеяния на францисканский балахон, а Франческо остриг ее длинные золотистые волосы и выбрил на голове монашескую тонзуру. Кьяра была первой женщиной среди его последователей.
Затем ее отвели в соседний женский бенедиктинский монастырь, где никто не подозревал, кто эта бедная девушка. 

Переполох случился наутро, когда сюда ворвался дядя Кьяры в сопровождении вооруженных людей. Но девушка, держась одной рукой за алтарь, другой медленно обнажила обритую голову, давая понять, что пути назад у нее нет.

В следующее воскресенье за Кьярой последовала Агнесса, ее пятнадцатилетняя сестра. Гневу семьи не было предела. Агнессу выволокли из монастыря, дядя влепил ей пощечину, и ее потащили на холм в сторону города. Но руки Агнессы, протянутые в сторону Кьяры в немой просьбе защиты, совершили чудо. Маленькое тело налилось неимоверной тяжестью, «как будто она всю ночь ела свинец», как потом оправдывался дядя. А рука, посмевшая дать пощечину будущей невесте Христа, повисла парализованной. 

Исход женщин Ассизи продолжался. Вскоре сюда пришла и Ортолана. Так дочь стала духовной матерью для собственной мамы.

Монастырь св. Дамиано, самолично восстановленный Франческо, стал их обителью. Он же написал для них коротенькие правила жизни - Formula Vitae: 
<<Поскольку по Божественному вдохновению вы стали дочерьми и служительницами Всевышнего Царя, Отца Небесного, и невестами Святого Духа, избрав жизнь в соответствии с совершенством святого Евангелия, я желаю и обещаю от своего имени и от имени моих братьев всегда усердно заботиться о вас и о них.>>

Тот жизненный путь, который они для себя избрали - «Не желать иметь ничего, кроме Господа нашего!» - требовал «привилегии бедности»: дара, прямо противоположного нашему каждодневному стремлению к наполнению жилищ, кошельков и желудков. Но этот дар, который мы с вами не способны ни принять, ни даже понять, для Кьяры и ее сестер был важнее всего. Она потратила всю свою жизнь до последнего дня, чтобы добиться этой привилегии.
Сверхскромная пища, грубая одежда на голое тело, физический труд, думы о Господе и затворничество (женщины не могли странствовать с проповедями) - этим ограничивалась их жизнь, и это было их счастьем.

В 21 год Кьяра стала настоятельницей св. ДамианоВ 21 год Кьяра стала настоятельницей св. Дамиано и оставалась ею почти двадцать лет. Послушниц она учила «оплакивать Распятого Христа и, призывая к этому, сама обливалась слезами». Прочие распоряжения она отдавала смиренно и даже боязливо.

Кьяра не раз обращалась к папам, прося письменного подтверждения того, что ее общинам будет дарована привилегия абсолютной бедности, что никто и никогда не сможет принудить их владеть чем-либо или же призывать к этому. 
Церковные иерархи бывали смущены этими просьбами: в ежедневном потоке прошений о предоставлении всевозможных привилегий эта просьба выглядела дикостью или бриллиантом в куче навоза. Да и сами папы посвящали жизнь борьбе за власть и богатство. У них, правда, не было статусных швейцарских часов, характерных для патриархов нашего времени, но только потому, что швейцарцы такие часы еще не придумали.

В 1215 году Иннокентий III, наконец, дал Кьяре устное согласие. В 1228 году новое прошение было адресовано Григорию IX, который еще будучи кардиналам очень тепло относился к Кларе, называя ее «любимейшей сестрой во Христе, матерью спасения своей души».

В 1226 году Кьяра, получила известие о тяжелой болезни Франческо. Ему было только 44. «Она горько рыдала, опасаясь, что не увидит больше в живых единственного после Бога своего Отца, утешителя и учителя». Через одного из братьев она передала ему свое послание.

«Пойди и скажи сестре Кларе,— ответил Франциск посланнику,— чтобы она освободилась от всякой боли и печали из-за того, что не может сейчас видеть меня, но пусть знает, что и она, и ее дочери увидят меня и получат большое утешение».

Траурная процессия, сопровождавшая его блаженное тело, двинулась от церкви Санта Мария дельи Анджели по направлению к церкви св. Георгия в Ассизи. Дойдя до монастыря св. Дамиано, процессия остановилась.

<<...И когда была убрана железная решетка, через которую сестры обычно общались с Богом, братья вынули святое тело из гроба и держали его на руках перед окном долгое время, пока Клара и ее сестры не утешились.>>

Джотто
Джотто

Нам пора бы сделать паузу. Мне кажется, уместно будет послушать песню Chiove («Дождь»), которую написали классики неаполитанской песни - Либеро Бовио и Эвемеро Нарделла в 1923 году. Поет замечательный оперный певец, сицилиец Джузеппе ди Стефано

                       

Ты больна и поешь, Ты умираешь и поешь… 
Уже девять дней, девять, Этот дождь… дождь… дождь… 
И все холоднее воздух, И все темнее небо, 
И ты среди этого льда, Ты одна, поешь и умираешь... 

Кто ты? Ты - канарейка.. Кто ты? Ты – любовь... 
Ты – любовь, Которая когда умирает, Поет новые песни... 
Боже, но какой дождь! 

Ты, как Мадонна, Поешь колыбельную, 
Ангелочку на кресте, он хочет слушать этот голос 
Этот единственный голос, Который звучит в ночи... 
И ты, как Святая, Ты одна умирая поешь... 

Кто ты? ……….
Боже, какой дождь!

Ежедневно люди добывают деньги, чтобы получить власть и борются за власть, чтобы добывать деньги. Все так привыкли к этому бесконечному и бессмысленному замкнутому кругу, что сочетание денег и власти считают главным, а часто и единственным мерилом жизненного успеха. С каждым веком и с каждым годом этот маховик раскручивается все сильнее, теперь уже угрожая самому существованию человечества и планеты.

Первая половина 13-го века, как мы помним из восьмой Прогулки, прошла под знаком борьбы за деньги и власть между императорской партией и папской стороной. После смерти императора Фридриха II папы одержали верх, установив на юге Италии власть лояльного им Карла Анжуйского. 

В те же самые годы Кьяра, добивавшаяся лишь привилегии бедности, духовно оказалась выше обеих сторон. Но судите сами.

Папа Григорий прибыл в Ассизи, чтобы провести канонизацию Франческо. Он намеренно остановился в обители св. Дамиано. Кьяра напомнила о своей просьбе. Папа по-дружески попросил ее еще подумать. Ну как можно жить, вообще ничего не имея? Мало ли что может случиться...

- Может тебя смущает данный тобой обет бедности? Я освобожу тебя от него.
- Ваше Преосвященство, я ни в коем случае не желаю освобождаться от того, чтобы следовать за Иисусом Христом...

Уязвленный Папа тут же собственноручно пишет документ: "Намерение о высочайшей бедности".

Перед возвращением в Рим Григорий просит разрешения поучаствовать в трапезе монахинь. Тех не смущает, что предложить церковному иерарху они могут лишь корзину хлеба. 
Папа просит Кьяру благословить прием пищи. По легенде, после того как она сделала это, горбушка хлеба перед Григорием приоткрылась, образовав четкий крест. 
Легенды всегда имеют подтекст. Детали этой истории должны объяснить, кто здесь ближе к Богу. 

Теперь император Фридрих II. "Изумление Мира" с точки зрения благосклонного биографа, антихрист по мнению сторонников церкви. 
1234 год. Верные Фридриху войска сицилийских сарацин, страшный кошмар для жителей материковой Италии, опустошают окрестности Ассизи. Этот город особо любим папой, и его разорение вдвойне приятно Фридриху, несмотря на то, что именно тут его когда-то крестили.
Ассизи готовится к осаде. Монастырь св. Дамиано - за чертой городских стен, "бедные клариссы" беззащитны, да и сама Кьяра лежит больная на своей постели, покрытой соломой.

По легенде больная и изможденная женщина, молясь и держа в руках драгоценную чашу для причастия (ciborium), подошла к открытому окну часовни, в которое по штурмовой лестнице уже влезал сарацин. Но при виде Кьяры неведомая сила отбросила нападавшего, а из чаши, как клялись потом две находившиеся рядом монахини, раздался детский голосок: «Я буду всегда защищать тебя». 

Фридрих не сдался и послал к Ассизи основные силы. Кьяра собрала монахинь на горячую молитву о спасении. После этого над всем городом вдруг поднялась жуткая буря, разметавшая лагерь нападавших и посеявшая в их рядах панику. В суеверном страхе люди императора бежали из окрестностей Ассизи.

 Кьяра собрала монахинь на горячую молитву о спасении

Это - лишь незначительная часть легенд, окутывающих истинное бытие Кьяры. Да разве можно верить легендам восьмивековой давности?? Их могли придумать, выдать в них желаемое за действительное, их можно приписать искажениям сознания, вызванным скудной едой, тяжелым трудом и недостаточным сном, часто заменявшимся многочасовыми молитвами. 

Наш атеистический мозг не в состоянии принять эти легенды и ищет им рациональные объяснения. Но может быть просто нужно иногда проводить эксперимент? Отказаться от всего, что имеешь, кроме любви к Иисусу, оставить лишь пищу, достаточную для поддержания жизни, заниматься своим делом насколько хватает сил. 
И тогда, не исключено, что можно ощутить истинную радость, избавиться от злобных мыслей об окружающих и вдруг заметить, что тот, кто тратит время и силы, чтобы казаться "круче" соседа, на самом деле выглядит смешно. И тогда, возможно, вокруг начнут происходить чудеса...


А вот еще одна легенда...


Святой Франциск, в бытность в Ассизи, часто посещал святую Клару, подавая ей святые наставления. И возымела она сильное желание вкусить с ним единый раз пищи и умоляла его многократно о том. Он же никогда не желал доставить ей этого утешения. Тогда товарищи его, видя желание святой Клары, сказали святому Франциску: 
— Отец, нам кажется, что эта строгость не согласна с божественным милосердием: ты в таком малом деле, как вкусить с тобой пищи, не исполняешь желания сестры Клары, девы столь святой, возлюбленной Богом и особенно, когда подумаешь, что ведь она по слову твоему покинула богатства и пышность мира. А сказать правду, если бы она попросила тебя о большей милости, чем эта, ты должен был бы сделать это для своего духовного отпрыска. 
Тогда святой Франциск ответил: 
— Вам кажется, что я должен исполнить ее желание? 
А товарищи: 
— Да, отец, должно тебе принести ей это утешение. 
Сказал тогда святой Франциск: 
— Раз это кажется вам, кажется и мне. Но, чтобы ей было большее утешение, я хочу, чтобы эта трапеза состоялась у святой Марии Ангельской, ведь она долгое время сидела взаперти в Сан-Дамианской обители, так что ей будет радостно взглянуть немного на обитель святой Марии, где она была пострижена и обручилась Иисусу Христу; там мы и вкусим вместе пищи во имя Божие. 

И вот, когда пришел назначенный для этого день, святая Клара выходит из монастыря с одной спутницей и в сопровождении товарищей святого Франциска приходит к святой Марии Ангельской и благоговейно приветствует Деву Марию перед ее алтарем, где ранее она была пострижена и приняла схиму; затем ее повели показывать обитель, пока не пришел час обеда. В это же время святой Франциск велел приготовить трапезу прямо на земле, как это делалось обыкновенно. И, когда пришел обеденный час, садятся вместе святой Франциск и святая Клара, а также и один из товарищей святого Франциска со спутницей святой Клары, а затем и все другие товарищи смиренно подсели к трапезе. 

И за первым блюдом святой Франциск начал беседовать о Боге так сладостно и так возвышенно и так чудесно, что сошла на них в изобилии благодать Божия, и все они были восхищены в Боге. И когда они были так восхищены и сидели, вознеся очи и воздевая руки к небу, жители Ассизи, и Беттоны, и окрестностей видели, что святая Мария Ангельская, вся обитель и лес, окружавший ее, ярко пылали и казалось, что великое пламя охватило сразу и церковь, и обитель, и лес. Поэтому ассизцы с великой поспешностью побежали туда тушить огонь в твердой уверенности, что все там горит. 
Но, дойдя до обители и найдя, что ничего не горит, они вошли внутрь и обрели святого Франциска со святой Кларой и со всеми их сотрапезниками, сидящими за той смиренной трапезой и поглощенными созерцанием Бога. Из этого они верно уразумели, что то был божественный огонь, а не вещественный, который чудодейственно явил Бог, указуя и знаменуя им огонь божественной любви, коими горели души тех святых братьев и святых монахинь. И они вернулись с великим утешением в сердцах своих и со святым назиданием. 

Затем, спустя большой промежуток времени, пришли в себя святой Франциск и святая Клара, а с ними и другие. И, чувствуя себя достаточно подкрепившимися пищей духовной, они мало заботились о пище телесной. Итак, по совершении этой благословенной трапезы, святая Клара со многими провожатыми вернулась в Сан-Дамиано.

святой Франциск и святая Клара

Честертон:
<<Мало кто достоин написать хоть слово о св. Франциске, но ещё труднее найти слова, чтобы описать его дружбу со св. Кларой. Я часто замечал, что такого рода тайны лучше всего выражать символически, молча, позой или действием. И я не знаю лучшего символа, чем тот, который так счастливо нашел народ в своем предании: однажды ночью жители Ассизи подумали, что деревья и хижины загорелись, и побежали их тушить. Но они увидели, что все тихо, а за окном св. Франциск преломляет хлеб со св. Кларой и говорит с ней о любви Божьей. Трудно найти лучший образ для предельно чистой и духовной любви, чем светло-алое сияние, окружающее двух людей на холме, или, чем пламя, не питающееся ничем и воспламеняющее самый воздух.>>


Кьяра умерла в 1253 году, ей было 59. Перед смертью она много болела. 

В последнее в ее жизни Рождество она испытала грусть от того, что лежа и больная, не могла принять участие в хвалебных песнопениях. 
И вдруг она услышала прекрасную музыку, звучавшую в тот миг в церкви святого Франциска, монахов, певших псалмы, звуки органа. А на стене кельи ясно стали видны ясли Господни. 

Католическая церковь своеобразно восприняла эту легенду. В 1958 году она назначила Кьяру святой покровительницей телевидения, радио, телефонов и телефаксов. 

Последним желанием Кьяры было о том, чтобы церковь утвердила Устав жизни бедных женщин, над которым она долго работала. Это был первый Устав в истории католицизма, написанный женщиной.
Папа Иннокентий посетил смертельно больную Кьяру. Она смиренно напомнила ему о своем желании. На следующий день кардинал вручил ей папскую буллу, которую она тихо прижала к своим губам. А еще одним днем позже Кьяра так же тихо и смиренно напутствовала собственную душу словами: 
<<Иди смело, потому что у тебя надежная охрана. Иди смело, потому что Тот, кто тебя создал и освятил, покровительствует тебе всегда, как мать защищает своего сына; он любит тебя нежной любовью>>


И снова «Дождь». Теперь его поет неаполитанец, актер и певец Массимо Раньери.

                       

Но не пора ли нам, наконец, вспомнить, что прогулки наши все-таки неаполитанские?

Общины бедных кларисс быстро распространились по всей Европе. Идея того, что бедность это не порок, а привилегия, в тринадцатом и четырнадцатом веках гораздо легче находила отклик в душах, чем в наш век излишеств и удовольствий. Вторую общину основала Агнесса - та самая сестра Кьяры, которую не могли оторвать от Иисуса несколько взрослых мужчин.

В церкви Святой Клары во французском Авиньоне (Десятая прогулка) Петрарка встретил свою Лауру.

Есть Санта Кьяра и в Неаполе


Есть Санта Кьяра и в Неаполе.

В едином комплексе тут находятся церковь и отдельно стоящая колокольня и монастырь. Напротив входа в церковь, через маленькую площадь, расположены церковь Gesù Nova (Новая церковь Иисуса) и лицей, названный именем художника Сальватора Роза. Но это - другие века и другие истории.

Признаюсь, тут мое любимое место в Неаполе.

Если подняться на холм Вомеро к обители Сан-Мартино, другому наследию анжуйской эпохи, и окинуть взглядом кварталы современного Неаполя, то Санта Кьяру не заметить невозможно. Вон она - та зеленая крыша среди моря домов. 

 окинуть взглядом кварталы современного Неаполя

Слева видно древнюю колокольню, а справа - монастырский дворик, куда за небольшую плату можно зайти, чтобы полюбоваться на колонны и стены, покрытые майоликой.

 полюбоваться на колонны и стены, покрытые майоликой


полюбоваться на колонны и стены, покрытые майоликой.

А вот теперь самое время послушать песню, которая так и называется - Munasterio 'e Santa Chiara. Поет Джузеппе ди Стефано. Подробности - ниже.

                       


Церковь заложил Роберт Мудрый - третий король Анжуйской династии в Неаполе, интеллектуал, покровитель Петрарки и Бокаччо. 

Первая жена Роберта, Иоланда, была дочкой Педро III Арагонского и Констанции, о которой мы говорили в прошлый и позапрошлый раз. Тот, кто помнит наш разговор о Сицилийской Вечерне, сообразит, что дед Роберта и отец Иоланды были смертельными врагами, которых поссорило это восстание.

Иоланда умерла рано, в 1302 году, еще до того, как Роберт стал королем. Их сын Карл тоже прожил лишь 30 лет и, вероятно, стал первым, кого похоронили в строившейся еще церкви. 

Дочь Карла Джованна, внучка Роберта, стала впоследствии королевой Неаполя и одной из самых скандальных личностей в истории города. Ее бренные останки тоже обретут вечный покой (в 1382 году) под сводами Санта Кьяры. Но о Джованне – в следующий раз.

Вторая жена Роберта, Санча, дочь короля Мальорки, тоже происходила из арагонской династии. Браки между анжуйской и арагонской династиями имели целью сблизить два одноименных Королевства Сицилии, чтобы, наконец, воссоединить их. Но пока не получилось.


Санча активно участвовала в возведении церкви и монастыря. Первоначально Санта Кьяру построили в строгом провансальско-готическом стиле. Но в 18 веке орден Бедных Кларисс, разбогатев в нарушении принципов своей основательницы, изрядно потратился на перестройку церкви в модном тогда стиле барокко. 


В таком виде она просуществовала до бомбежки 3 августа 1943 года, которая сравняла церковь с землей, не тронув, впрочем, соседнее помещение монастыря.
Реконструкция Санта Кьяры длилась 10 лет, и церковь решено было вернуть к исконному готическому виду.

К счастью, существует гравюра, изготовленная в 1853 году, по которой можно получить представление о том, как выглядела Санта Кьяра в течение двух веков - с середины 18-го до середины 20-го. Гравюра изображает празднество в церкви.

 Гравюра изображает празднество в церкви

В 1945 году, когда церковь лежала в руинах, Микеле Галдьери и Альберто Барберис написали песню Munasterio 'e Santa Chiara, в которой монастырь выступает как символ и олицетворение всего Неаполя. 

В песне - мучения неаполитанца, мечтающего и боящегося вернуться в послевоенный Неаполь:
<<Завтра?... Нет, хочу ехать сегодня... Далеко? Но терпеть больше не в силах... Говорят, там осталось только море...>>
Поет замечательная неаполитанская певица и актриса Мария Национале, сочетающая в своем репертуаре народные, классические и современные песни. Впрочем, гран-при в Каннах-2008 за ленту «Гаморра» Мария получила, не спев в фильме ни единой ноты. 
В песне также звучит голос неаполитанской актрисы театра и кино Nuccia Fumo (1917-2005). 

Перевод песни – в комментариях.

                       

14-метровая гробница Роберта Мудрого, упокоившегося в 1343 году занимает центральное место за алтарем. Рядом, в двух усыпальницах меньшего размера покоятся его сын Карл (1298-1328) и его мать Мария Венгерская (1257-1323), но ее гробница была построена лишь в 1399 году.

14-метровая гробница Роберта Мудрого

Значительно позже церковь стала фамильной усыпальницей династии Бурбонов. 

А теперь мы поднимемся на другой холм Неаполя - Каподимонте (Capemonte на диалекте). Королевский дворец Бурбонов тут построили в 18 веке, а чуть более 60 лет назад этот дворец превратился в музей. Тут обитает «Даная» Тициана.

Но не для лицезрения прелестей мифической красавицы мы сюда заглянули. 
В одном из залов висит картина, обладающая, на мой взгляд, магической притягательностью. Она написана художником Girolamo Bedoli в 1530 году и называется Santa Chiara.

написана художником Girolamo Bedoli в 1530 году и называется Santa Chiara

Но вернемся в церковь. 
Есть тут могила, куда более современная, чем захоронения анжуйцев и Бурбонов.

Сальво д'Аквисто родился в октябре 1920-го года в Неаполе на улице San Gennaro (Святого Януария) в квартале Вомеро. Тут он учился в школе, а затем в лицее Вико, названном в честь философа 18-го века (Прогулка 3).

Окончив лицей, Сальво пошел добровольцем в карабинеры и в 1939 году был отправлен в Ливию, где его ранили. Но ехать в Италию на лечение Сальво отказался, и вернулся только в 1942 году, после того, как подцепил малярию. Его направили в офицерское училище.

Сальво пошел добровольцем в карабинерыВ сентябре 1943-года Salvo d'Aquisto командовал отрядом карабинеров, который базировался в Торре ди Палидоро, недалеко от Рима.

8-го сентября сюда явилось подразделение эсэсовцев, которые занялись разбором оставленного итальянцами склада боеприпасов. 22-го сентября на складе прогремел взрыв, убивший одного и ранивший нескольких германцев.
По версии немцев взрыв был организован "неизвестными местными". Порыскав по окрестностям, гитлеровцы забрали 22 человека в заложники. Для помощи в расследовании взрыва вызвали карабинеров.

Фашистская партия Италии уже была распущена, Муссолини арестован (потом немцы освободят его, и он проживет до апреля 45-го, когда итальянцы его схватят и расстреляют). А тогда, осенью 43-го Италия формально еще считалась союзником Германии. 

Наутро, после тщательного расследования, Сальво заявил, что немцы сами виноваты во взрыве – нужно просто поосторожнее обращаться с взрывчаткой. Фашисты его высмеяли, а потом избили, разорвав обмундирование. А заложникам приказали рыть могилу достаточного размера, чтобы вместить их всех. 

Когда неаполитанец понял, что угроза будет приведена в исполнение, и двадцать два ни в чем не виновных фермера должны будут умереть, он объявил, что лично подготовил и осуществил взрыв. Заложников отпустили.

23 сентября 1943 года не доживший трех недель до 23-летия карабинер Сальво д'Аквисто был расстрелян. 


Неаполь не уступил Риму чести похоронить Сальво. И вряд ли можно найти в Неаполе более почетное место для героя, чье имя означает «спасение», чем строгие и торжественные пределы Санта Кьяры. 
Католическая церковь начала в отношении Сальво процесс беатификации (причисления к лику блаженных), который обычно предваряет процесс канонизации.

Итальянцы сняли о герое фильм (1975), главную роль в котором сыграл Массимо Раньери, а потом – сериал (2003).

Закончим прогулку мы еще одной песней, написанной в тот же горький послевоенный период, когда стены Санта Кьяры лежали в руинах, а прах Сальво д’Аквисто еще не обрел своего окончательного пристанища. 

Песня называется Vierno (Зима), написана в 1946 году Армандо де Григорио и Винченцо Акомпора. Поет Сал да Винчи. 

                       

Зима и дождь, дождь всю неделю. 
И эта вода заставляет меня грустить.
Как холодно, когда меня окутывает вечер 
Этим воздухом и снегом, и так не хватает мне тебя. 

Эта болезнь, которая меня не отпускает…

Зима, 
Как холодно в этом сердце
и только ты, 
ты можешь дать тепло, 
Ты далеко, и не могу тебя увидеть,
Ты далеко, и не можешь исцелить меня… 

Оставьте комментарий к статье  - Комментариев 2



 Поделитесь статьей с друзьями





   Последние темы:


» О ресторанах, кафе и барах Неаполя. Видео
» Итальянский регион Сицилия – рай центрального Средиземноморья. ВИДЕО
» Неизведанная Калабрия - область на юге Италии
» Вулкан Везувий над равнинами региона Кампания
» Сицилия, место, где встречаются два континента

         Актуальные темы:

Категория: Музыка и искусство Неаполя и Италии | Добавил: maxkor | Теги: Санта Кьяра, Италия, история, Неаполь, прогулка
Просмотров: 3586 | | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
2 olga_leuhina   (28.09.2012 18:29)


Потрясающая работа! Мои апплодисменты автору! Нескончаемый шквал эмоций не только от познавательной истории самого Неаполя, жизнеописания Святой Кьяры (Клары) из благородного семейства Оффредуччо, но и трактовки ценностей нашей короткой человеческой жизни, которые могут быть весьма различны: "в современном человеческом существовании, на 99% состоящем из необоримого стремления к приобретениям и удовольствиям, жизнь, посвященная тому, чтобы добиться права не владеть ничем, представляется кому-то непонятной, кому - то глупой, а кому-то смешной" (ЦИТАТА ИЗ ТЕКСТА).
Материал сопутствуется замечательными видеороликами с необыкновенно красивыми съемками Неаполя на фоне музыкального сопровождения восхитительной музыкой, идущей от сердца и песнями в исполнении известных итальянских певцов, которые вызывают бурю эмоционального восхищения и боли. Удивительно прекрасно и проникновенно звучат песни на итальянском языке... Потрясающие стихи...

1 maxkor   (28.09.2012 12:24)


Переводы песен

CHIOVE (Libero Bovio – Evemero Nardella - 1923)

ДОЖДЬ

Ты больна и поешь,
Ты умираешь и поешь…
Уже девять дней, девять,
Этот дождь… дождь… дождь…

И все холоднее воздух,
И все темнее небо,
И ты среди этого льда,
Ты одна, поешь и умираешь...

Кто ты? Ты - канарейка..
Кто ты? Ты – любовь...
Ты – любовь,
Которая, когда умирает,
Поет новые песни...

Боже, но какой дождь!

II
Ты, как Мадонна,
Поешь колыбельную,
Ангелочку во кресте,
он хочет слушать этот голос

Этот единственный голос,
Который звучит в ночи...
И ты, как Святая,
Ты одна умирая поешь...

Кто ты? Ты - канарейка..
Кто ты? Ты – любовь...
Ты – любовь,
Которая когда умирает,
Поет новые песни...

Боже, какой дождь!

>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>

MUNASTERIO 'E SANTA CHIARA (Michele Galdieri – Alberto Barberis - 1945)
МОНАСТЫРЬ САНТА КЬЯРА

Завтра? Но я хочу уехать сегодня вечером !
Далеко, но … не могу больше терпеть!
Говорят, что там осталось только море,
Что оно такое же как раньше, это море голубое!

Монастырь Святой Клары,
В моем сердце темном темном,
Но почему, почему каждый вечер
я думаю о Неаполе прежнем, думаю о Неаполе - как он сейчас?

Фонтанелло и Каподимонте,
Сердце разбивается
Когда я слышу как люди говорят,
что эта страна стала злом… ну почему?

Нет… это неправда! Нет… я не верю!
И я жизнь отдам за эту манию – поехать в Неаполь
Но что же мы можем сделать?
Меня пугает возвращение!

Страх?...Да… А если это правда?
Если люди говорят правду?
Все богатство Неаполя было в сердце!
Они говорят что потеряно и это!

Монастырь Святой Клары,
Спрятанный за четырьмя стенами,
Сколько искренних женщин
потеряли любовь, став женами Иисуса!

Фонтанелло и Каподимонте,
Сегодня прощают одного любовника
И есть уже сотни других,
Потому что невинной женщины,
Говорят, больше не найдешь.

Нет… это неправда! Нет… я не верю!
И я жизнь отдам за эту манию – поехать в Неаполь
Но что же тут поделать?
Меня пугает возвращение!

Но почему, почему каждый вечер
я думаю о Неаполе прежнем, думаю о Неаполе - как он сейчас?

-----------------
В тексте песни слова “Funtanelle 'e Capemonte” (фонтаны Каподимонте) для меня остаются загадкой. Вроде бы в парке Каподимонте нет никаких фонтанов, но может быть они были раньше? Да и сам парк с королевским дворцом-музеем находится не рядом с монастырем святой Клары.
Зато рядом с Каподимонте находится другой район Неаполя, который так и называется - Fontanelle (Funtanelle на диалекте). Может быть авторы имели в виду его - Фонтанелле и Каподимонте?
Раз уж Санта Кьяра в песне символизирует весь Неаполь целиком.
Но тогда перед 'e' не должно быть апострофа, если это союз, а не предлог...

>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>

VIERNO (Armando De Gregorio - Vincenzo Acampora – 1946)

ЗИМА
Зима и дождь, дождь всю неделю
И эта вода сильней всего заставляет меня грустить
Как холодно, когда вечер меня окутывает
Этим воздухом и снегом, и так не хватает мне тебя.

Эта болезнь, которая тоже не отпускает меня ,
Эта болезнь у меня не проходит больше

Зима,
Как холодно в этом сердце
и только ты,
кто может дать тепло,
Ты далеко, и я не могу увидеть тебя,
Ты далеко, и не можешь вылечить меня.

Тут мама разводит огонь весь вечер
В этой комнатушке холодной и горькой
«Ну зачем же делать это, дорогая старушка,
Если я не могу согреться в объятьях с тобой?»
Бедна моя старушка, мне страшно,
И тень сгущается вокруг меня

Зима,
Как холодно в этом сердце…

»
Имя *:
Email:
Код *:

При перепечатке материалов портала активная индексируемая ссылка на источник обязательна.

Copyright MyCorp © 2011 - 2016 | Web Design by Dimitriy Koropchanov | Хостинг от uWeb

Внимание! При использовании информации портала, ВАЖНО прочитать!