Суббота, 03.12.2016
Весь Неаполь, Италия и не только

Главная » Весь Неаполь » Музыка и искусство Неаполя и Италии«

16:47

Поделиться ссылкой в соцсетях

Загадка магического яйца. Прогулка Вторая

20.02.2012, 16:47














Чтобы нам не заблудиться в истории Неаполя, и чтобы ощутить интересы и предпочтения его жителей, давайте вооружимся вот такой картой символов этого города. 

Чтобы нам не заблудиться в истории Неаполя

Итак, мы видим здесь одного святого, шестерых певцов, четырех актеров, один персонаж комедии масок, два музыкальных инструмента, одну пиццу, эмблему одного футбольного клуба, экстравагантного президента этого клуба и одного футболиста - единственного тут чужеземца.
Это – страна солнца, Это – страна моря… - слова известной песни о возвращении неаполитанца домой из горькой эмиграции. 

Вооружившись картой и попрощавшись с сиренами, отправляемся на восток. Слева по борту оставляем живописный полуостров - на нем находятся Байа, Баколи и Мизено с белым маяком на вершине.

на нем находятся Байа, Баколи и Мизено

Плывем дальше и минуем живописный островок. 

С мысом Позиллипо ее связывает искусственная полоcка суши

 


Это Низида (греки называли ее Несис). С мысом Позиллипо ее связывает искусственная полоcка суши. На Позиллипо (Пузилеко на диалекте) мы еще вернемся, отсюда открывается самый знаменитый и, возможно, самый красивый вид неаполитанского залива и Везувия.
А вот к Низиде лучше не приближаться. Сегодня ее делят между собой штаб-квартира южной группировки морских сил НАТО и колония малолетних преступников. Весьма гармоничное соседство. 

Впрочем, коварные планы строились на Низиде и раньше. Здесь располагалась вилла Марка Юния Брута, в которой в 44-м году до нашей эры планировал тут убийство Цезаря, а после амнистии, полученной от Сената, долгие часы обсуждал с Цицероном перспективы развития Римской Империи.
Чем занимаются моряки НАТО мы можем только предполагать, а вот в колонии малолеток завязывается сюжет самого известного неаполитанского мюзикла "Scugnizzi” (2006) с музыкой Клаудио Маттоне по фильму 1989 гола.

В прошлый раз я как-то случайно из двух-трех десятков достойных исполнителей Маруццелы выбрал клип певца по имени Sal da Vinci. А вот тут у меня нет выбора, Сал исполняет в мюзикле главную роль.
Сал да Винчи – не потомок Леонардо, на самом деле его фамилия чисто неаполитанская – Sorrentino, а сценическое имя он взял у папы – не менее известного певца Mario da Vinci, вместе с которым уже в 5-летнем возраста дебютировал в «сценаджата» (это такой чисто неаполитанский жанр драматического музыкально-сценического искусства).

"Scugnizzi” - слово из неаполитанского диалекта, по нашему - «Пацаны» или «Ребята». Два главных героя подружились как раз в тюрьме на Низиде. А лет через двадцать, когда они встретились снова, один оказался главой банды наркоторговцев, а второй – персонаж Сала – священником, пытающимся увлечь уличных ребят музыкой. Такая вот завязка, подробности – тут, ролик с самой известной песней из мюзикла – ниже, ее перевод – в примечаниях.


«Комэ белла, комэ бел’ ля чита э Пулеченелла» - Как красив город Пульчинеллы!


Вот мы и встретились с первым персонажем нашей карты символов. Пульчинелла по-итальянски, Полишенель по-французски, Панч - по-английски, ну а правильнее всего - Pulecenella на местном диалекте – веселый, немного ленивый, любитель спагетти, хитрый, но простодушный, тот, чьи секреты всем известны – символ неаполитанской души. Единственная чисто неаполитанская маска комедии делл’арте. Тут его можно встретить на каждом шагу.



Неаполь. На знакомом и не знакомом островке Megaride возникло удивительное сооружение - Кастель делл’Ово – Замок Яйца.

Кастель делл’Ово – Замок Яйца


Причем тут яйцо? А вот об этом нужно спросить Вергилия, достойного кандидата на пополнение нашей карты символов. 
Вергилий считается древнеримским поэтом и по совместительству магом-волшебником. 
Согласно легенде, поэт и маг Вергилий закопал в основание этого сооружения некое магическое яйцо, которое должно защищать Неаполь от всех напастей. Пока яйцо цело – невредимым будет оставаться и город. 

Но если копнуть чуть глубже, то возникает много вопросов. То, что считается фактами о жизни Вергилия, относится к первому веку до нашей эры, многие же легенды носят средневековое происхождение.
Одно несомненно – поэт тело и душу отдал Неаполю, остальному же миру приходится довольствоваться вот этой фигуркой с отбитым носом.  

Итак, историки с удивительной точностью

Итак, историки с удивительной точностью и неудивительной для них уверенностью утверждают, что великий римский поэт Вергилий родился за 70 лет до нашей эры. Его перу принадлежит три больших поэмы и много мелких произведений. Умер он в 19 году до нашей эры от банальной простуды, которую подхватил, когда возвращался из творческой командировки в Грецию, командировки, необходимой для завершения «Энеиды» - патриотического эпоса, главного труда жизни поэта. Вергилий сумел доплыть до Италии, но не добрался до Неаполя.

Вопреки завещанию поэта, незаконченная Энеида была издана, а не уничтожена. А вот другое завещание – похоронить его в Неаполе - было исполнено. 
Останки Вергилия были захоронены недалеко от его неаполитанской виллы, в специально подготовленном склепе у входа в grotto vecchia (старый грот). На самом деле это никакой не грот, а старинный римский туннель длинной 711 метром и шириной местами до 6 метров, проходящий сквозь гору от Марджеллины до Фуоригротты. 

Margellina (Mergellina на диалекте), находящаяся километрах в трех от Castel dell’Ovo – место настолько же красивое, насколько важное для истории Неаполя Поэтому мы сюда обязательно вернемся. 
Ну а Fuorigrotta (что дословно означает «снаружи грота») не останется без внимания любителей футбола, тут расположен стадион Сан Паоло.


Старый грот частично разрушен, транспорт использует два современных действующих туннеля, расположенных неподалеку.

Ну а теперь –легенды. 
Про Вергилия рассказывают массу небылиц. Например, русская википедия утверждает, что он изобрел чудесное зеркало, отражающее все, что происходит в мире. Я так понимаю, это – компьютерный монитор  

Википедия английская считает, что вышеозначенный туннель Вергилий пробил самостоятельно, одной только силой своего взгляда.  
Встречается утверждение, что ему самолично удалось заткнуть кратер Везувия.  

Склеп Вергилия стал местом массовых паломничеств, ведь его магическую сил никто не подвергал сомнению. Среди паломников были замечены Петрарка и Бокаччио. А это уже, между прочим, 1300-е годы. Вы знаете сохранившуюся могилу кого-нибудь, кто умер 13 с лишним веков назад?

НО. Еще в 1136 году король норманнов Роджер II в качестве подготовке к завоеванию Неаполя решил нейтрализовать главные средства защиты города, которыми были как раз останки Вергилия, а также его магическая книга (интересно, где она хранилась 12 столетий?). 

Роджер подослал некого теоретически подкованного англичанина на их поиски. Англичанин нашел и то и другое, но неаполитанцы отдали ему только книгу. Кости, которые защищали город, им нужны были самим. Они поместили прах Вергилия в некую ампулу и перенесли ее к Castel dell’Ovo, где и замуровали. 
Таков второй вариант легенды о магическом яйце Вергилия, но совсем в другой эпохе.


были замечены Петрарка и Бокаччио

К слову, Роджер (1095-1154), или Руджеро, как его тут называют, стал для неаполитанцев очень неплохим королем.
Завоевав город, он не стал никого казнить, а собрал всех на площади и поинтересовался длиной городских стен. И ведь никто не смог ответить! Тогда Руджеро собственными ногами обошел город по периметру, насчитав 2373 шага. Потом он пообещал многократно увеличить это число, чем сразу и надолго завевал сердца неаполитанцев. 

Что-то мне подсказывает, что нынешнему мэру Москвы кто-то рассказал эту историю  

Руджеро прославился не только этим. Его правление считают своего рода Золотым Веком, столь редким для истории Неаполя, и даже преждевременным предвестником итальянского Возрождения. Король Руджеро - первый из восьми правителей Неаполя, удостоившийся персональной ниши на фронтоне королевского дворца на площади Плебешито. 

Но вернемся к замку.
Оказывается, во времена официальной датировки жизни Вергилия никакого замка еще не было. Тут была вилла хорошо известного историкам римского патриция Люция Лукулла. 
Видимо римский чиновник качественно строил себе неаполитанскую дачу, потому что через пять с лишним веков после его смерти вилла была признана наиболее подходящим местом для домашнего ареста одного высокопоставленного юноши. 

Я тут чуть отвлекусь, чтобы напомнить, что начиная где-то с 410 года все окрестные территории стали заполняться варварами-готтами. Неаполь, серьёзно укрепив свои крепостные стены, стал укрытием для многочисленных беженцев.

Рим пока еще тоже держался и даже нанимал пришельцев на военную службу. В 475 году императором стал 14-летний Ромул Август. Управлять ему, конечно, помогали родственники. Но помогали плохо, потому что уже через 10 месяцев его правление закончилось. 
Одоакр, готт из числа наемников, решил, что он сам в состоянии возглавить империю. 

Юного императора отправили на незаслуженный отдых в Неаполь, на виллу Лукулла. Варвар Одоакр поступил тут не по-варварски, а вполне гуманно. Экс-император был отправлен не в тюрьму, а в ссылку, получал достойное содержание и, по некоторым версиям, прожил довольно долго. В аналогичных ситуациях в последующие века поступали совсем по-другому, но про это будет другая история.
Описанное событие современными историками расценивается как гибель Западной Римской империи и начало средневековья в Европе. Ну, им виднее. 

В Неаполе средневековье наступило чуть позже, в 536 году, когда город перешел под контроль Восточной Римской империи, т.е. Константинополя. Произошло это в результате захвата Неаполя, осуществленного греческим полководцем Велизарием. 
Неаполь, который даже в период римского диктата упорно продолжавший считать себя греческим городом, был покорен греком. 

Проникновение в город было произведено необычным методом - через заброшенный акведук. Воины Велизария прошли по высохшей трубе, выбили затычку со стороны холма Каподимонте, открыли ворота изнутри и устроили в городе резню. 
Тот же самый прием захвата Неаполя – через акведук - был использован в 1443 году арагонско-каталонским королем Альфонсо, с которым мы не можем не познакомиться поближе. Но - в свое время. 
А какое отношение поход Велизария имеет к легенде о троянском коне я рассказывать не буду.  


Первый замок на острове Мегариде впервые построили норманны только в 12-м веке. Современный вид, уже усилиями арагонцев, он приобрел тремя столетиями позже, получив небольшие дополнения в 19-м веке.
Так что, куда и когда Вергилий зарыл магическое яйцо, мне, например, не совсем понятно. 
Сегодня ничто не помешает нам войти в аскетические залы Castel dell'Ovo, где иногда проводят неброские выставки местные художники, и в такие вот «комнаты».



А затем подняться по опоясывающей замок дорожке на самый верх, окинуть взглядом через проемы в стенах море, вечернее небо и… послушать песню. 
Песню эту в 1919-м году написали…. Нет, сначала послушаем... 

Небо Пузилеко, розовое и лиловое, когда за Прочиду заходит солнце
Две звезды загораются… потом сотня, и сразу все – кто может сосчитать?

Неаполь, в какой части мира так умеют любить как в Неаполе, в летние вечера?
Зацелованные уста - поют… Сердца, что предали - плачут
Но так прекрасен Неаполь, что даже ненависть помогает забыть!


Честно говоря, я устал от всего этого переплетения античности со средневековьем. 
Поговорим о событиях, не столь от нас удаленных во времени.

В 1876 у преуспевающего коммерсанта по фамилии Муроло родился сын Эрнесто. Да вот только всезнающая молва упорно твердила, что настоящим отцом мальчика является знаменитый писатель-комедиограф Эдуардо Скарпетта. Возможно, так оно и было, во всяком случае, талант и страсть к сочинительству у Эрнесто точно присутствовали. 

Со временем, после смерти официального отца, Эрнесто получил наследство и перестал разрываться между работой журналиста с целью обеспечивать семью и занятиями поэзией. Эрнесто полностью сконцентрировался на творчестве, став одним из самых знаменитых поэтов на неаполитанском диалекте, автором множества песен.

Эрнесто Муроло много стихов написал на музыку своего коллеги и тезки по фамилии Тальяферри. Именно они написали песню "Napule!” которую мы только что слушали в исполнении Анжелы Люче.

А семья у Эрнесто была не маленькая. Пятый из шестерых детей – Роберто – подавал самые большие надежды. Он начал петь под гитару папины песни, потом песни папиных коллег, а потом все песни родного Неаполя, некоторые из которых и известными-то стали благодаря поискам и интерпретациям Роберто.
Это тот самый случай, когда природа не позволила себе отдыхать на детях гениев.

Эрнесто Муроло много стихов написал на музыку своего коллеги и тезки по фамилии Тальяферри

Спустившись от замка на набережную, мы увидим груду крупных камней, на которой пытаются загорать немногочисленные неаполитанцы. Вот эта груда и есть знаменитый на весь мир пляж Санта Лючия, про который сложена самая знаменитая неаполитанская песня. Одноименная улица поднимается отсюда в город перпендикулярно береговой линии.

Я так хотел избегать известных песен в пользу красивых, но тут - никак, из песни слова не выкинешь.
Каждый может погуглить и за пару минут выяснить, что всемирно известную песню «Санта Лючия» написали Коттро и Коссович в 1849 году. 
На самом деле, это - полная ерунда. Кто и когда написал эту песню, мы никогда не узнаем. 

Француз Teodoro Cottrau (1827-1879) был сыном композитора Guglielmo Cottrau (1797-1847), который перебрался в Неаполь с семьей и начал собирать неаполитанские песни, что для профессионального музыканта было нетрудно, их распевали повсюду – только записывай. 

Теодоро стал издателем и придал папиному увлечению практическое применение. Музыку профессионально обрабатывали – часто с помощью других музыкантов и даже переводили некоторые тексты на итальянский. В 1849 году, уже после смерти отца, Коттро-младший издал изящно оформленный сборник неаполитанских песен, куда вошла «Санта Лючия» и еще ряд изумительных по красоте песен. 

Неаполитанские песни всегда (и поныне) за редчайшим исключением исполнялись на диалекте, и Санта Лючия – одно из таких исключений. 
Более того, она считается первой из неаполитанских песен, у которой появился итальянский перевод. 
Сам Роберто Муроло, спевший за свою жизнь не одну сотню песен, отнес в своей антологии Санта Лючию к периоду «1700-1820». 

Роберто, естественно, поет на диалекте, поэтому мы не услышим знакомого итальянского Суль маре лючико л’астро д’ардженто…. Кстати, на диалекте поет и Хворостовский. 

Роберто Муроло, в отличие от папы, присутствует на нашей карте символов Неаполя. Любовь и уважение неаполитанцев к нему настолько велико, что он там самый первый – в левом верхнем углу. Даже на одном уровне с эмблемой футбольной команды!  
Роберто умер в возрасте 91 года, выступая почти до самых последних лет жизни. 

Мы еще заглянем к Эрнесто и Роберто Муроло, когда поднимемся на фуникулере на холм Вомеро в одной из следующих прогулок, и выйдем прямо к дому, где они жили.


Мистическое совпадение я тут обнаружил. От рождения Эдуардо Скарпетта 13 марта 1853 года до ухода Роберто Муроло 13 марта 2003 года прошло полтора века. 
День в день …

От рождения Эдуардо Скарпетта 13 марта 1853 года до ухода Роберто Муроло



Оставьте комментарий к статье  - Комментариев 0



 Поделитесь статьей с друзьями





   Последние темы:


» О ресторанах, кафе и барах Неаполя. Видео
» Итальянский регион Сицилия – рай центрального Средиземноморья. ВИДЕО
» Неизведанная Калабрия - область на юге Италии
» Вулкан Везувий над равнинами региона Кампания
» Сицилия, место, где встречаются два континента

         Актуальные темы:

Категория: Музыка и искусство Неаполя и Италии | Добавил: maxkor | Теги: достопримечательности, Неаполь, фото, Италия, прогулка
Просмотров: 2317 | | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
»
Имя *:
Email:
Код *:

При перепечатке материалов портала активная индексируемая ссылка на источник обязательна.

Copyright MyCorp © 2011 - 2016 | Web Design by Dimitriy Koropchanov | Хостинг от uWeb

Внимание! При использовании информации портала, ВАЖНО прочитать!