Palazzo Reale - Королевский дворец в Неаполе
Вторник, 11.12.2018
Италия и Европа: путешествие и отдых

Главная » ВСЕ КАТЕГОРИИ ОБ ИТАЛИИ » Путевые заметки туристов об Италии«


10:28
Поделиться ссылкой в соцсетях

«Мамма мия» или Донна Карлеоне


Автор: Евгения Неганова, журналист, писатель

Я, конечно, всегда слышала о том, насколько итальянцы «помешаны» на детях. Вот эти вот бесконечные «бэлла бамбина», утертые макароны (мы утираем сопли, а итальянцы, конечно же, макароны), сумасшедшие папашки, расслабленные мамашки.

Я даже сама это краем глаза наблюдала, и не только в Италии. Когда посмеивалась, когда завидовала, не знаю, что больше.

В Италию я отправилась исполнить свою давнюю мечту - увидеть  одно из красивейших побережий мира — Амальфитанское.

 

Амальфитанское побережье 

 

 Это была совсем «недетская» поездка. Вместе с моим спутником мы каждый день проходили  по двадцать километров по горам, отмеряли ступеньки тысячами вверх и вниз. Мы прошли по известной «Тропе богов», которая порой сужалась до полуметра между отвесными скалами. Да, с моим страхом высоты это было нечто! За день мы  меняли  по несколько видов транспорта, увязывая между собой расписания, находя в этих итальянских муравейниках автобусные остановки, причалы, пешие дорожки.  С нашим «дохлым» английским — моим и итальянцев — поверьте, это было непросто, но как драйвово! В общем, эта поездка была нацелена на познание, преодоление и освобождение себя, таким личным коучингом собственного же изготовления.

Мой спутник, несмотря на свои четырнадцать лет, на ребенка совсем не тянул. Метр восемьдесят два ростом, с сорок пятым размером обуви, он лихо скакал по горам, все время норовил побалансировать на краю узких горных дорожек,  . И, пожалуй, это было единственное проявление его детства в этой поездке, ведь   именно дети еще сохраняют это свойство – делать что-либо исключительно  для собственного удовольствия, а не для соцсетей.

Именно потому, чтобы эта поездка не превратилась в подтирание соплей-макарон, я не взяла в нее свою восьмилетнюю дочь, которая на такие подвиги пока еще не способна.

Как же я кайфовала! Эти горные и морские деревушки, как будто игрушечные, с узкими улочками, прямо с гор спускающимися к морю.  Заставленные цветочными горшками из терракоты, что сразу уносило меня мыслями  в античность.  Лимоны, апельсины, гранаты, фиги, нет не на прилавках, а висящие прямо на деревьях. Вся эта аутентичная, сельская, дорогая Италия!

 

Амальфитанское побережье 

 

Мне кажется, что я порой забывала дышать, настолько меня захватывала вся эта красота!
Я наслаждалась и старалась ни о чем не думать.

Но как бы я ни абстрагировалась, ни погружалась в себя, одно наблюдение не давало мне покоя. 

Женщины, итальянские женщины. Некоторые в полтора раза моложе меня, во столько же раз толще, некоторые старше и худее, но при этом практически все - абсолютно уверенные в себе! На их лицах написано не обреченно-равнодушное отношение к себе, а гордость, именно гордость собой и своей подчас «полновесной» красотой!

Откуда это в них? - размышляла я и по-черному завидовала им. Ведь многие из них далеко не красавицы, да и вес не всегда идеальный. Недаром о колоритных, «корпусных» итальянских матронах легенды слагаются!

Мне такое самоощущение никогда не было свойственно, даже в самые мои «тонкие и звонкие» годы. Я всегда находила недостатки в себе. Речи о том, чтобы любоваться собой так, чтобы это сквозило в движениях, чтобы была эта  лениво-завораживающая грация, которую я видела в уверенных в себе женщинах, в моем случае и речи не было.
Ответ пришел с неожиданной стороны.

 

В один из дней мы забрались с сыном в Равелло 

 

В один из дней мы забрались с сыном в Равелло. Из этой горной деревушки открываются умопомрачительные виды на Тирренское море и Аппенины. По совету своих друзей, долго живущих в этом регионе, мы зашли пообедать в одну местную таверну. Она находилась не там, где обычно табунами ходят туристы. На боковой улице, с видом на глухую стену какого-то высокого дома, она тем не менее была забита посетителями.

Нам выкроили малюсенький столик недалеко от открытой двери. Мы сели за него и приготовились долго «любоваться» этой стенкой напротив. Но почти через мгновение я увидела, как к нашему островку плывет настоящая итальянская Донна, Синьора, как хотите. Достаточно полная женщина лет семидесяти, с выражением спокойного достоинства и полным отсутствием косметики на лице.  Нежным, материнским взором окинув моего сына (напомню, метр восемьдесят два, сорок пятый размер обуви), она с помощью характерных итальянских жестов и нескольких английских слов стала помогать нам с гастрономическим выбором.

Кто когда-либо был в домашних итальянских заведениях, а это был, как вы уже догадались, домашний ресторанчик  и эта донна – его хозяйка, знает, что сделать этот выбор совсем непросто. Меню небольшое, но отменное, запахи вокруг такие, что разумно мыслить невозможно, и помогать нам надо обязательно.

Мой сын, как и положено большому мужчине, помимо там всяких приятных «мелочей» типа «пасти-антипасти», выбрал мясо, причем «серьезное» мясо: баранью корейку с запеченным в дровяной печи картофелем. Самое дорогое блюдо в меню. Наша донна опять погладила его по голове, полностью одобрив его выбор и величественно удалилась.

Вот именно так в моем представлении выглядела жена Дона Карлеоне, легендарного Крестного отца, героя одноименного романа Марио Пьязо. В редких эпизодах этого романа, посвященных ей, она утешала своих и чужих детей, сначала  свежеприготовленной пастой, а уже потом словами.

На протяжении всего обеда наше довольное сопение, урчание и даже  чавкание спасительно заглушал гомон всех обедающих здесь и испытывающих подобные чувства. Донна Корлеоне неоднократно подходила к нашему столику, похлопывала моего сына по плечу и все время задавалась вопросом, наестся ли он и не слишком ли мало картофеля она ему положила к баранине. Я вас уверяю, порции того и другого были совсем не маленькие!

Наконец, произнеся свой вердикт – нет, все-таки мало, он не наестся – она удалилась, видимо, на кухню и там исчезла.

Мы уже собирались просить счет и довольные откланиваться, как вдруг она появилась вновь, неся (та-дам!), как вы думаете что: дополнительную порцию картофеля? Как бы ни так! Я тоже об этом подумала, глядя на нее, лавирующую с тарелкой между почти впритык поставленных столиков. Она ему собственноручно приготовила вторую порцию и баранины, и картофеля!
Вас, конечно же, интересует, включила ли она эту вторую порцию в счет?

Вы за какой ответ – из двух или из трех букв? Последнее. Правильный ответ – нет. Не включила.

Вы понимаете, что это не просто вопрос денег. В этом ее жесте и вообще в отношении к моему сыну, чужому для нее человеку, я увидела то, что свойственно многим итальянцам. Я назвала это тотально-глобальным итальянским принципом «Мамма мия» - безусловная любовь, принятие и забота о каждом  ребенке, своем и не только.

Именно в этой любви и вырастают веселые, довольные собой, пусть иногда слегка легкомысленные и кажущиеся нам ленивыми люди. Они просто умеют смаковать каждый миг своей жизни. 

Их этому научили в детстве.

Евгения Неганова, журналист, писатель

 

 

А что вы думаете об этом?
Оставьте комментарий к статье
 - Комментариев 0


Следите за нами в: Яндекс.Новости | Telegram | Яндекс.Дзен

Категория: Путевые заметки туристов об Италии | Добавил: Evelin | (25.11.2018) Просмотров: 123 | Теги: Равелло, Амальфитанское побережье | Рейтинг: 0.0/0

  ПОДЕЛИТЕСЬ СТАТЬЕЙ С ДРУЗЬЯМИ  


  ЕЩЕ ПО ТЕМЕ  

  ПОСЛЕДНИЕ ПУБЛИКАЦИИ НА ПОРТАЛЕ  



 НА НАШЕМ ПОРТАЛЕ
Всего комментариев: 0
ВАШ КОММЕНТАРИЙ
Имя *:
Email:
Все смайлы
Код *:

 КОММЕНТАРИИ НОВОСТИ В ВКОНТАКТЕ

 КОММЕНТАРИИ НОВОСТИ В ФЕЙСБУК

При перепечатке материалов портала активная индексируемая ссылка на источник обязательна.
Copyright MyCorp © 2011 - 2018 | Web Design by Dimitriy Koropchanov | Хостинг от uWeb
ВНИМАНИЕ! При использовании информации портала, ВАЖНО прочитать!